vk rtrg

76 лет с начала Волынской резни: кровавая правда об истреблении поляков на Украине

76 лет с начала Волынской резни: кровавая правда об истреблении поляков на Украине

Масштабная этническая чистка, устроенная украинскими националистами в отношении поляков на территории Волыни, началась 76 лет назад. «ПолитРоссия» попыталась разобраться в причинах страшных событий, а также понять, какое место эта трагедия занимает в современной жизни Польши и Украины.

Трагедия села Паросля

Утром 9 февраля 1943 года в волынскую колонию Паросля вошел отряд так называемой Украинской повстанческой армии (экстремистская организация, деятельность которой запрещена на территории РФ) под предводительством Григория Перегийняка (известный под псевдонимами «Довбешка» и «Коробка»). Фактически, это была первая «сотня» УПА1, послужившая своеобразным примером для множества других украинских националистов.

Местным жителям украинцы представились партизанами и в качестве доказательства своих слов предоставили шестерых пленных – казаков на немецкой службе, схваченных накануне во время перестрелки в ближайшем населённом пункте Владимирец. Впрочем, поляки таким заявлениям не поверили: внешний вид и повадки «партизан» явно выдавали в них украинцев.

Бойцы сотни разошлись по домам местных жителей и потребовали их накормить. Никто из поляков перечить таким требованиям не стал, поскольку «партизаны» были хорошо вооружены, а жители Паросли на тот момент не имели никаких навыков самообороны. Более того, местные надеялись, что, получив провиант, украинцы покинут село и никого не тронут. Однако, как выяснилось позднее, обед был лишь подготовкой к настоящей кровавой резне.

Первым делом бойцы сотни расправились с пленными казаками. Казнь проходила в доме семьи Колодыньских, где и содержались пленные. Как рассказывает Витольд Колодыньский, которому на тот момент было всего 12 лет, в дом вошел сам Перегийняк и начал выводить одного пленного за другим. Что с ними происходило, домочадцы не видели – слышали лишь звуки ударов топора, будто кто-то рубил пол прямо в комнате. На самом же деле всех шестерых просто зарубили заживо.

После этого украинские националисты немного отдохнули, а потом заявили семье Колодыньских, что вынуждены связать их и оставить лежать на полу, чтобы у немецких солдат не возникло никаких подозрений. Это была довольно распространенная практика – нацисты и правда не трогали «защищенных» таким образом мирных жителей, поэтому поляки согласились на предложение. Впрочем, все надежды на спасение моментально рухнули, когда в руках украинцев вновь появились топоры.

Кошмар наяву: 76 лето с начала геноцида поляков украинскими националистами

В тот день украинцы зарубили почти все население Паросли. Мужчин и детей убивали сразу, женщин – сперва насиловали, после чего также лишали жизни. Историки говорят о 149 убитых жителей села. Выжить удалось лишь 12-ти тяжело раненым полякам, среди которых оказался и Витольд Колодыньский, а также его сестра Лиля.

Оба ребенка потеряли сознание от первых ударов по голове, и именно это спасло им жизнь – украинцы просто приняли их за мертвых. По словам Витольда, когда убийцы ушли, сестра помогла ему подняться на ноги, и тогда взору ребенка открылась ужасающая картина: отец, мать и новорожденная сестра детей были убиты ударами топоров об голову. Точно такие же зверства украинцы совершили и в остальных домах.

Впоследствии все убитые жители Паросли были похоронены в общей могиле, причем выкопанная яма оказалась настолько мала, что пришлось насыпать курган. После этой трагедии село Паросля перестало существовать.

Это была «первая акция УПА», которую в дальнейшем стали прославлять во всех ключевых украинских националистических работах. Во многом именно она убедила командование в том, что украинцам по силам проводить собственные этнические чистки на манер немецких. К слову сказать, сам Григорий Перегийняк умер уже через две недели: 22 второго февраля он был убит от рук немцев. Впрочем, смерть «Довбешки» уже ничего не решала, поскольку именно его страшные преступления дали толчок Волынской резне.

Волынская резня

Своего апогея устроенный украинцами геноцид поляков достиг в июле 1943 года, когда бойцы УПА напали одновременно более чем на 150 населенных пунктов. При этом бойцы УПА убивали не только поляков, но и украинцев, которые пытались помогать польскому населению. Тех же представителей украинской нации, кто имел смешанные семьи, насильно заставляли избавляться от родственников-поляков.

Местные жители пытались дать отпор и даже создавали на территории Волыни базы самообороны, но все они практически моментально уничтожались бойцами УПА. Важно отметить, что украинские боевики научились технологии массового уничтожения у немцев, и поэтому их этнические чистки были столь эффективными.

К осени 1943 года активность украинцев существенно спала, хотя они и проводили разовые акции вплоть до 1945 года. Окончательно массовые убийства прекратились лишь с окончанием войны.

Как отмечают историки, общее число поляков, погибших от рук бойцов УПА с февраля по июль 1943 года, до сих пор не установлено. Доказанными считаются данные о 36 750 жертвах, по которым точно известно, что их убили украинские националисты. Всего боевики УПА уничтожили 150 польских деревень. 

Предпосылки трагедии

На сегодняшний день проблемой Волынской резни занимаются как польские, так и украинские историки. В общем и целом, они выделяют целый комплекс причин, послуживший катализатором этих страшных событий, однако акценты, которые делают разные стороны, все же отличаются друг от друга. В общем и целом, принято указывать взаимную нетерпимость между поляками и украинцами, которая берет свои истоки еще с XVI века, а также результаты Первой мировой войны, когда Украина проиграла Польше и потеряла свои шансы на создание независимого государства. Также некоторые историки отмечают и саму атмосферу Второй мировой войны и даже влияние, оказываемое немецким и советским режимами. Подробный разбор предпосылок Волынской резни сделал в беседе с корреспондентом «ПолитРоссии» член Совета по межнациональным отношениям при Президенте России, заместитель директора Центра украинистики и белорусистики МГУ им. Ломоносова Богдан Анатольевич Безпалько.

«Если говорить о предпосылках Волынской резни, то, безусловно, их будет несколько. В первую очередь, это факт вхождения в состав Польши в межвоенный период земель, на которых развивалось движение украинского национализма. Украинский национализм, помимо советской власти и Советского Союза, рассматривал в качестве одного из своих главных врагов Польшу и польское население. Те же опыты по пацификации или ассимиляции украинцев, которые проводило польское правительство, особых успехов не принесли. В результате чего и сформировалась достаточно активная и агрессивная группа украинских националистов, которые впоследствии создали Организацию украинских националистов (ОУН)», – объясняет историк. 

Помимо этого важно отметить и взаимодействие украинских националистов с немецкими оккупантами, которые также оказали влияние на формирование идей ОУН.

«ОУН ведь принимала участие в агрессии против Польши еще в 1939 году – тогда в составе Вермахта двигался на польскую территорию и первый украинский легион под командованием Романа Сушко. Естественно, что впоследствии ОУН приступила к осуществлению тех программ, которые она сформировала еще достаточно давно. В частности, украинцев планировалось представить в качестве главной титульной нации, а все остальные должны были быть либо не представленными вообще, либо представлены в меньшинстве. И в соответствии с практиками, принятыми немцами во время Великой Отечественной войны, в соответствии со своими идеологическими установками они и начали проводить эту акцию, которую впоследствии и назвали Волынской резней», – рассказывает Богдан Безпалько.

В то же время нельзя полностью снимать ответственность и с поляков, которые на протяжении многих лет усугубляли этот межэтнический конфликт.

«С другой стороны, можно сказать, что, если бы в межвоенный период польское правительство проводило другую политику по отношению к национальным меньшинствам, проживающих на восточных окраинах страны, то, возможно, население не поддержало бы Организацию украинских националистов, и она осталась бы сугубо маргинальной. Возможно, проводила бы отдельные акции вроде убийства Бранислава Перацкого или советского дипломата Майлова. Но в любом случае этот национальный, религиозный и социальный гнет оказал влияние на украинское население, и оно поддерживало ОУН», – объясняет эксперт.

Впрочем, Польшу «оправдывает» хотя бы тот факт, что, не взирая на все зверства украинцев, они не начали в ответ военные действия. Более того, если и говорить о каком-то отмщении, то оно произошло уже после войны и носили ненасильственный характер.

«Поляки "отомстили" украинскому населению уже после войны. По договоренностям с Советским Союзом был проведен обмен населением. И часть населения польское правительство просто расселило на западных или северо-западных землях Польши. Так, известна история о том, как один украинский художник несколько раз приходил домой пешком в свои родные места, и его постоянно возвращали обратно», – рассказывает историк.

Что же касается обвинений в адрес советских властей, то все они, как считает Богдан Безпалько, являются абсолютно необоснованными.

«Я не могу понять, как в этом случае можно обвинять Советский Союз. Потому что СССР дискриминировал только одну большую этническую группу – великороссов. И Союз исключительно позитивно дискриминировал все остальные нации, в том числе и те, которые проживали на окраинах, как и тех же поляков. СССР не проводил геноцида, хотя, конечно, его социальная политика в отношении коллективизации и других методов огосударствления имущества могла вызывать протесты, в том числе и у польского населения. Но, в любом случае, обвинять Советский Союз в проведении геноцида украинскими националистами в отношении поляков нельзя. Должен заметить, что сами поляки тоже участвовали в погромах, но направлены они были не против украинского населения, а против евреев», – уверен историк.

Куда более логичными выглядят претензии в адрес Германии, которая как минимум и создала ту ужасную обстановку, внутри которой и происходила Волынская резня.

«Немцы, безусловно, несут значительную часть вины за Волынскую резню по той простой причине, что они развязали Вторую мировую войну как раз нападением на Польшу. И, во-вторых, они поддерживали Организацию украинских националистов, используя ее в качестве инструмента в борьбе против партизан, против Красной армии, против советской власти вообще. Но, с другой стороны, немцы использовали и ряд польских групп, которые тоже участвовали в боях против советской армии. Так что здесь, по большому счету, очень сложно однозначно говорить о том, что немцы несут вину перед поляками. Конечно, несут, но поляки как минимум должны были задуматься о своей исторической памяти, о том, что ряд польских движений и деятелей зачастую сражался вместе с Вермахтом против Красной армии, которая на самом деле несла освобождение, в том числе и от украинских националистов», – объясняет Богдан Безпалько.

Политизация памяти

Как и другие страшные события Второй мировой войны, Волынская резня продолжает оставаться предметом для обсуждений и споров и по сей день. И вполне очевидно, что тема эта является крайне неудобным вопросом в ходе нынешнего польско-украинского диалога. Как объяснил корреспонденту «ПолитРоссии» эксперт Российского совета по международным делам, полоновед Станислав Аркадьевич Кувалдин, эта проблема до сих пор не решена, хотя обе страны официально и выражают заинтересованность в разрешении конфликта.

«Это, конечно, очень сложный вопрос для польско-украинских отношений. Но, если говорить о его сложности, то необходимо учитывать, что педалированием этой темы прежде всего занимаются правые популистские партии. В большей степени оно связано с движением "Кукиз", которое пыталось провести в закон об институте национальной памяти соответствующие статьи о преступлениях украинских националистов. Что касается либерального политического спектра Польши, то его представители не отрицают трагичность этих событий и тезис о том, что, возможно, это было геноцидом. Но в то же время они считают, что эту тему нужно преодолевать какой-то общей польско-украинской работой», – объясняет эксперт.

Главная проблема, по словам политолога, заключается в попытках Киева и Варшавы политизировать трагедию Волынской резни, что, по вполне понятным причинам, приводит к определенным разногласиям.

«Сейчас отчасти эту ситуацию вокруг Волынской резни осложняет тот факт, что и украинский, и польский институты национальной памяти в той или иной степени занимаются политизацией этой проблемы, то есть выстраиванием исторической политики. И в таком случае, конечно, их версии неизбежно сталкиваются между собой. И обострение обсуждений Волынской резни между Польшей и Украиной привело к остановке нескольких важных для поляков проектов – в частности, украинские власти остановили проводимые польскими организациями на Волыни раскопки», – рассказывает собеседник «ПолитРоссии».

Тем не менее, уверен эксперт, рано или поздно страны придут к единому мнению по трагедии, однако продиктовано это будет также политическими аспектами. На данный же момент Украина отказывается брать на себя вину за Волынскую трагедию.

«Не забывайте, что у Польши есть позиции в Евросоюзе, и в принципе она благосклонно относится к так называемой евроориентированности Украины. Поэтому украинские власти в последнее время все меньше и меньше заинтересованы в усугублении этого спора. Так что обсуждение Волынской резни при всей ее болезненности, вероятнее всего, приведет к каким-то взаимным договоренностям. Волынская резня была беспрецедентным событием, по поводу которого украинское общество если и готово говорить, то приносить извинения за них пока еще отказывается», – заключает Станислав Кувалдин.

Действительно, может сложиться впечатление что на данный момент проблемой памяти Волынской резни занимается лишь Польша. Так, в июле 2016 года сейм страны признал 11 июля Национальным днем памяти жертв геноцида граждан Польши украинскими националистами. Дата выбрана не случайно, поскольку именно 11 июля 1943 года Волынская резня достигла своего апогея: вооруженные подразделения украинских националистов одновременно атаковали 99 населенных пунктов, в которых проживали этнические поляки. Это решение вызвало недовольство Киева. Годом ранее Верховная рада назвала деятельность ОУН и УПА борьбой за независимость страны. В итоге в Киеве резолюцию сейма назвали антиукраинской и осудили односторонние действия польского парламента.

А в 2018 году сенат ввел уголовную ответственность за пропаганду идеологии украинских националистов, отрицание Волынской резни и утверждения о пособничестве поляков нацистам в годы Второй мировой войны. Впрочем, как рассказывает Богдан Безпалько, даже на эти шаги Польша решилась далеко не сразу, поскольку находилась в плену определенных политических интриг.

«Волынская резня – это действительно трагедия польского народа и польского населения, настоящий кошмар наяву. Это был геноцид в полном смысле этого слова, в результате которого уничтожению подверглись женщины, старики, дети – их убивали зачастую очень зверскими и страшными методами. Долгое время память о жертвах Волынской резни предпочитали забывать. Это делалось для того, чтобы можно было использовать Украину в качестве определенного инструмента против России и в качестве территории, на которую Польша имела бы влияние. Это некий вариант создания зоны влияния Польши от моря до моря: страны Балтии, Белоруссия и Украина. Но постепенно польская национальная память прорвала этот барьер, и, несмотря на то, что закладывало когда-то парижское издание "Культура", были приняты несколько законопроектов, в том числе и направленные на увековечивание памяти Волынской резни и против отрицания украинского национализма и проводимого его представителями геноцида», – резюмирует Богдан Безпалько .

1 Организация запрещена на территории РФ.

Автор:

Источник фото: wikipedia.org/Alina i Ireneusz Skrzypczakowie; Grzegorz Naumowicz

Новости партнёров
X

Самые интересные статьи, обзоры и размышления — в рассылке!

Я согласен с условиями пользовательского соглашения