Слова, ставшие пророчеством: как мюнхенская речь Путина изменила мир

Слова, ставшие пророчеством: как мюнхенская речь Путина изменила мир
Федеральное агентство новостей  /  Степан Яцко

Мюнхенская речь Владимира Путина, ознаменовавшая собой переломный момент в отношениях между Россией и Западом, была произнесена российским лидером ровно 12 лет назад. И с реакцией западного сообщества на это выступление наша страна сталкивается по сей день. О том, какое значение имела мюнхенская речь для всего мира, и как на нее отреагировали западные страны, рассказывает «ПолитРоссия».

Мюнхенская конференция по безопасности – ежегодное мероприятие, которое собирает политиков и военных лидеров из десятков западных стран, встречающихся для обсуждения самых важных вопросов международной безопасности. В 2007 году в ней впервые за 55 лет проведения принял участие российский лидер. 10 февраля Владимир Путин выступил с заявлением, в котором содержалась резкая критика существующего порядка мироустройства. Прежде всего это касалось внешней политики США, расширения НАТО на восток и однополярности мира.

Главные тезисы Мюнхенской речи Владимира Путина

Глобальное противостояние сверхдержав в XX веке отодвинуло на периферию международных отношений крайне острые экономические и социальные вопросы. Холодная война оставила «неразорвавшиеся снаряды» – идеологические стереотипы, двойные стандарты и иные шаблоны блокового мышления.

После холодной войны был предложен однополярный мир. Это «один центр власти, один центр силы, один центр принятия решения, мир одного хозяина, одного суверена». Однополярный мир не имеет ничего общего с демократией и губителен для всех, кто находится в рамках этой системы. Такая модель не только неприемлема, но и вообще невозможна, так как в ее основе нет и не может быть морально-нравственной базы современной цивилизации.

Многополярность в мире будет нарастать. Главная причина этого – нарастающий экономический потенциал «новых центров мирового роста», таких, какими являются Бразилия, Россия, Индия и Китай.

Россию постоянно учат демократии, «но те, кто нас учит, сами почему-то учиться не очень хотят». Вообще, в мире все чаще пренебрегают основополагающими принципами международного права. США перешагнули свои национальные границы во всех направлениях – в экономике, политике, гуманитарной сфере.

В мире должны серьезно задуматься над всей архитектурой глобальной безопасности, при создании которой нужно отталкиваться «от поиска разумного баланса между интересами всех субъектов международного общения», тем более сейчас, когда международный ландшафт столь ощутимо и столь быстро меняется за счет динамичного развития целого ряда государств и регионов.

Часто наблюдается ситуация, когда страны, где запрещено применение смертной казни, легко идут на участие в военных операциях, которые трудно назвать легитимными. Единственным механизмом принятия решений по использованию военной силы как последнего довода может быть только Устав ООН. Организацию Объединенных Наций нельзя подменять ни НАТО, ни Евросоюзом. Только в том случае, если ООН реально объединит силы международного сообщества, удастся избавиться от пренебрежения международным правом. В противном случае ситуация будет «лишь заходить в тупик и умножать количество тяжелых ошибок».

НАТО выдвигает свои передовые силы к государственным границам России. Этот процесс не имеет никакого отношения к модернизации самого Альянса или обеспечению безопасности в Европе. Наоборот, это серьезно провоцирующий фактор, снижающий уровень взаимного доверия. О заверениях западных лидеров, что НАТО не будет расширяться на восток, сейчас уже никто не помнит.

ОБСЕ была создана, чтобы рассматривать все аспекты безопасности – военно-политические, экономические и гуманитарные, причем в их взаимосвязи. На деле этот баланс нарушен: ОБСЕ пытаются превратить в вульгарный инструмент обеспечения внешнеполитических интересов одной или группы стран в отношении других государств. Это происходит при помощи использования так называемых неправительственных организаций, формально независимых, но на самом деле целенаправленно финансируемых, а значит, подконтрольных.

Россия – страна более чем с тысячелетней историей, практически всегда она пользовалась привилегией проводить независимую внешнюю политику. И российские власти не собираются изменять этой традиции.

Значение, реакция, последствия

Как отметил в беседе с корреспондентом «ПолитРоссии» известный политолог, директор Института политических исследований Сергей Александрович Марков, мюнхенская речь Владимира Путина по праву может считаться одним из самых убедительных высказываний мировых лидеров в истории. И именно поэтому она оказала оглушительное по своей силе воздействие на весь мир.

«Это великая речь. Одна из ключевых политических речей XX века, возможно, вообще самая значимая и самая яркая. Главный смысл мюнхенской речи заключается в том, что Россия не согласна с однополярным миром. Во-вторых, США и Запад навязывают этот принцип однополярности всему миру и провалились в этом. И не только Россия, но и весь мир решительно протестуют против такого положения вещей. Эти слова вызвали шокирующую реакцию со стороны западных стран, и в какой-то мере эта речь была формирующей для внешнеполитической программы Дмитрия Медведева», – объясняет эксперт.

При этом, конечно, стоит признать, что именно мюнхенская речь Путина, по сути, ополчила против него весь Запад, и последствия этих «гонений» наша страна ощущает на себе до сих пор.

«Что касается Запада, то его лидеры приняли решение ни в коем случае не позволить Владимиру Путину вновь стать президентом России. Сразу же после этой речи в Москву прибыл вице-президент США Джо Байден и в очень жесткой форме порекомендовал Путину не идти на следующий президентский срок, для того чтобы не проводить политику мюнхенской речи. Когда же президент отказался выполнять эти требования, началась самая настоящая травля Владимира Путина со стороны Запада. Сперва в 12 году произошла попытка дискредитировать выборы, через два года произошел госпереворот на Украине, за которым последовали антироссийские санкции. Все это попытки западных стран не дать реализоваться политике мюнхенской речи. И сейчас та политическая война, которую Запад ведет против Путина, уже вступила в стадию непосредственной подготовки государственного переворота, попытки которого, я полагаю, будут осуществлены уже в этом или следующем году», – уверен Сергей Марков.

По мнению генерального директора Центра политической информации Алексея Алексеевича Мухина, одна из главных заслуг мюнхенской речи Владимира Путина заключается в том, что слова российского лидера обнажили истинную сущность Запада и продемонстрировали подлинное его отношение к России.

«Мюнхенская речь Владимира Путина сделала отношения России и Запада гораздо честнее, чем они были до этого. Раньше нам лживо улыбались и строили козни за нашей спиной. А мюнхенская речь помогла, что называется, сорвать маски со всех лицемеров. Мы увидели, как к нам на самом деле относятся на Западе. Честное отношение, на мой взгляд, всегда лучше, чем лицемерие и двойные стандарты. Хотя со стороны Запада двойные стандарты никто до сих пор не отменил», – объясняет собеседник «ПолитРоссии».

Выступление Владимира Путина действительно вызвало большой резонанс. Некоторые западные лидеры назвали его самым жестким со времен окончания холодной войны и сравнили с Фултонской речью Уинстона Черчилля в 1946 году, в которой тогдашний британский премьер заявил, что между Западной и Восточной Европой был опущен железный занавес.

Само собой, выступление Путина стало главной темой и в большинстве мировых СМИ. Вот лишь несколько примеров того, как ведущие мировые медиа отреагировали на речь российского лидера.

BBC

Возможно, кто-то сказал Владимиру Путину, что Мюнхенская конференция по безопасности – это место, где европейцы и американцы публично грызутся по поводу того, кого винить за раскол в Атлантическом союзе. Или, возможно, он просто почувствовал себя Даниилом в яме со львами, где можно не думать о том, что кого-то еще можно обидеть.

Что бы его ни вдохновило, российский президент в ходе своего первого визита на Мюнхенскую конференцию всерьез сцепился с высшим руководством атлантических институтов, которое встречалось здесь последние 43 года. Сначала он раскритиковал США за односторонность и пренебрежение международным правом. Потом переключился на европейцев – особенно на немцев, принимающую сторону, – за то, что допустили расширение НАТО за пределы своих традиционных границ.

Но если Путин собирался обнажить раскол в НАТО, его резкое выступление возымело обратный эффект. Впервые как минимум за десять лет высокопоставленные политики, дипломаты и министры обороны 26 союзных государств НАТО сумели объединиться против общего врага. Было некоторое облегчение в том, что появился старый добрый русский злодей, которого можно заклеймить.

Сыграй российский президент свои карты более изощренно, он мог бы достичь желаемого эффекта. Многое из того, что Путин подверг критике, могло вызвать сочувствие у европейцев, не в последнюю очередь и неустойчивость однополярного мира.

Остается фактом, что между США и их ближайшими союзниками остаются явные разногласия, вскрывшиеся войной в Ираке, но подогревавшиеся значительно дольше. Это разногласия в том, для чего существует НАТО, должна ли организация стремиться к глобальному охвату, или в том, как поддерживать ее военные ресурсы для расширения военного присутствия.

Spiegel

После речи президента России Владимира Путина о мнимом американском мировом господстве западные участники конференции по безопасности в шокированном состоянии теперь стремятся успокоить все стороны. 

Американцы показали, что напряжение осталось. Новый министр обороны США Роберт Гейтс пытался только заметить с тонкой иронией: «У меня, как у старого вояки, одно вчерашнее выступление почти вызвало ностальгию». Смешно. Позже Гейтс сказал: «Никто не хочет новой холодной войны с Россией». Он склонен думать, что Россия «является важным партнером». Люди разговаривают «откровенно, если им есть о чем беспокоиться». И то, что эта откровенность есть, «мы испытали здесь с обеих сторон».

Карл-Теодор Гуттенберг сообщил о «настроении разочарования» в Путине среди некоторых участников. От президента России «с его трепкой Америки ни ему, ни нам никакого прока». Мало помощи и от исходящего сигнала разногласий по Ирану, сказал также Гуттенберг. О новой холодной войне эксперт по внешней политике ХСС ничего не желает знать: «Из-за холодной войны была смертельная согласованность и последовательность. А днем ранее от Путина мы узнали много, но ничего связного».

The Guardian

Владимир Путин вчера предпринял самое мощное наступление на США за все семь лет, что он является президентом России, обвинив их в раздувании конфликтов по всему миру через одностороннее использование «гиперсилы». Он сказал, что Америка стремится использовать собственные стандарты на других нациях, провоцируя гонку вооружений и распространение ядерного оружия, угрожая России новыми противоракетными программами. 

Маккейн сказал, что выступление Владимира Путина было «самой агрессивной речью российского лидера со времен холодной войны», и добавил, что некоторые замечания граничили с паранойей. Во время всего выступления Путина министр обороны США сидел с каменным лицом.

Washington Post

Президент России Владимир Путин во время жесточайшей критики США за семь лет, прошедших с момента, когда он занял свой пост, заявил, что односторонний воинственный подход Вашингтона сделал мир опаснее, чем во время холодной войны. 

И американские политики, и Белый дом недооценили некоторые серьезные изменения, недавно произошедшие в отношениях между США и Россией. Дружба, которая родилась, когда в 2001 году президент Буш впервые встретил Путина и посмотрел в душу бывшего офицера КГБ, сошла на нет, когда Кремль начал давление на оппозицию внутри России, стал использовать свои энергетические ресурсы, чтобы давить на своих соседей, и рассорился с Белым домом по поводу Ирака, Ирана и по другим вопросам. 

Путин говорит, что американская критика его «отката» в демократии произрастает из ментальности времен холодной войны, и он долго возражал против американской операции в Ираке. Но его замечания едва ли были спровоцированы чем-то конкретным.

Тоном, больше похожим на лекцию, чем на хрущевское разглагольствование с помоста, Путин говорил, что Россия будет независима в своей внешней политике. «Мы не собираемся менять эту традицию». 

Во время 32-минутного выступления Путина некоторые члены американской делегации хмурили брови и отворачивались. Роберт Гейтс, профессиональный советолог, писал, уткнувшись в свой блокнот. Когда позже его попросили прокомментировать, Гейтс улыбнулся и покачал головой.

Некоторые европейские дипломаты на условиях анонимности поделились мнением, что атака Путина была упреждающей мерой, чтобы отразить нарождающуюся в европейских столицах критику в адрес России. Помимо продолжающегося наступления на демократические группы и политических оппонентов Россия настроила против себя кое-кого в Европе через использование энергетики в качестве инструмента внешней политики.
 

Вам понравилась статья?