Global Research: идея США об «арабском НАТО» обернется провалом на Ближнем Востоке

Global Research: идея США об «арабском НАТО» обернется провалом на Ближнем Востоке

Планам США по созданию так называемого «арабского НАТО» – организации ближневосточных государств, имеющих общего врага в лице Ирана – не суждено сбыться. Об этом в своем материале для Global Research сообщает американский политолог Эндрю Корыбко. Эксклюзивный перевод текста представляет «ПолитРоссия»

В последние несколько лет ведутся разговоры о так называемом «арабском НАТО», которое США пытаются собрать на Ближнем Востоке. Цель этого объединения – противостояние общей угрозе в лице Ирана. По сообщениям западных СМИ, идею создания «Ближневосточного стратегического альянса» (Мiddle East Strategic Alliance – MESA) Дональд Трамп пытается реализовать уже на протяжении года.

Как отмечает Эндрю Корыбко, несмотря на название,создаваемое объединение не слишком напоминает оригинальный Североатлантический альянс. Скорее, создается впечатление, что на него был наложен брендинг НАТО, чтобы упростить цель этого формирующегося альянса, а не точно описать его внутриорганизационную работу или что-либо еще. Для того чтобы понять, почему подавляющее число суждений об «арабском НАТО» ложны, необходимо четко определить основные различия между этими двумя структурами.

История гласит, что Североатлантический альянс был образован после Второй мировой войны. Это был (и до сих пор остается) возглавляемый непосредственно США военный альянс, аналогов которому до той поры просто не было. Иными словами, создание НАТО стало беспрецедентным событием. При этом фактически все остальные страны-члены НАТО подчинялись командованию из США и сформировали для Вашингтона самый настоящий рынок сбыта вооружений.

Создание же «арабского НАТО» видится совсем другим процессом. Во-первых,ему не предшествует какой-либо крупный вооруженный конфликт, тем более мировая война. Помимо этого на лидерство в MESA претендуют сразу две страны: Саудовская Аравия и ОАЭ. В то время как от США будет исходить лишь косвенная поддержка.Не стоит забывать и о том, что ключевая особенность стран ближневосточного региона – диверсификация военных сделок с Китаем и Россией, так что Вашингтону будет сложнее реализовывать за счет этого альянса свои бизнес-интересы.

Безусловно, общие черты есть: это и наличие общего врага (СССР/Россия для НАТО, Иран – для его арабского варианта), и многосторонняя военная интеграция между региональными партнерами, и, конечно же, доминирующее американское стратегическое влияние. Нельзя сказать, что этого мало, но различия между НАТО и предполагаемой арабской организацией, вероятнее всего, приведут к тому, что идея Дональда Трампа обернется провалом.

Как отмечает Эндрю Корыбко, прямо сейчас «арабское НАТО» является вдвойне избыточной организацией, поскольку на территории Ближнего Востока уже существуют две взаимосвязанные военные структуры. Речь идет о Совете сотрудничества арабских государств Персидского залива (Gulf Cooperation Council – GCC) и Исламской военной коалиции (Islamic Military Counter Terrorism Coalition – IMCTC). И для того чтобы на базе этих объединений сформировать MESA, необходимо произвести ряд существенных изменений и решить несколько проблем. Например, решить вопрос дружеской конкуренции между двумя главными ядрами будущей организации – Саудовской Аравией и ОАЭ. Ни одна из этих двух стран не хочет вступать в положение, в котором они уступают военный суверенитет друг другу, не говоря уже о США. Во-вторых, необходимо убедить таких членов IMCTC, как Египет и Иордания, войти в состав GCC. Нельзя забывать и о том, что некоторые члены IMCTC, такие как Пакистан, просто не хотят быть «контрактниками» для США.

Не внушает доверия и предварительный список участников нового объединения. Как сообщалось ранее, предварительно в состав «арабского НАТО» войдут Иордания, Египет и шесть государств Персидского залива (Бахрейн, Катар, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты, Оман и Саудовская Аравия). И здесь автоматически возникает вопрос: как Вашингтон планирует решать катарскую проблему?

Хоть на территории Катара и расположена самая крупная в регионе военная база США, государство в данный момент является одним из главных изгоев на Ближнем Востоке и, что самое интересное, за годы своей изоляции Дохе удалось существенно улучшить отношения с Ираном. Уже традиционно придерживается нейтралитета Оман, а такие страны, как Кувейт и Бахрейн, вряд ли смогут выделить в будущий альянс более сотни-двух военнослужащих. Как, впрочем, и Египет, который в свое время и вовсе отказался от расквартирования войск в Сирии. В довершение ко всему этому потребуются годы обучения, координации и укрепления доверия, чтобы сформировать эффективный многонациональный альянс.

Все эти проблемы говорят лишь об одном: маловероятно, что США когда-либо преуспеют в чем-то большем, чем в усилении военной координации между членами GCC. В конечном итоге, глобальный и амбициозный план Дональда Трампа в лучшем случае окажется лишь пустыми обещаниями, в худшем – эпохальным провалом, который лишь усугубит обстановку в таком сложном и противоречивом регионе, как Ближний Восток.

Автор: Константин Липавский

Новости партнёров
X

Подпишись на Рассылку

Самые интересные статьи, обзоры и размышления — в рассылке!

Я согласен с условиями пользовательского соглашения