Соболь не смогла заставить родителей московских школьников поверить в ложь о «Конкорде»

Соболь не смогла заставить родителей московских школьников поверить в ложь о «Конкорде»
youtube.com  /  Навальный LIVE

Предварительные слушания по поводу иска к компании «Конкорд», принадлежащей петербургскому бизнесмену Евгению Пригожину, прошли сегодня в Москве. Коллективный иск был выдвинут сторонниками Любови Соболь из-за нескольких случаев заболевания детей в школах столицы.

Однако судебное заседание не состоялось, поскольку истцы стали отказываться от претензий. Двое из пятнадцати семей, участвовавших в подаче иска, заявили, что не имеют претензий к «Конкорду», поскольку уладили дело в досудебном порядке. Еще двое истцов просто проигнорировали заседание, не придя на него. В итоге слушания были перенесены на 15 апреля. Об этом сообщило Федеральное агентство новостей.

Интересно, что сама Любовь Соболь, называющая себя юристом, грубо пренебрегла правилами поведения в суде и, невзирая на запрет на фото- и видеосъемку опубликовала на своей странице в Twitter кадры с разбирательства.

Соболь не смогла заставить родителей московских школьников поверить в ложь о «Конкорде»
&nbsp/&nbsp

Впрочем, желание Соболь максимально медийно осветить судебный процесс против «Конкорд» вполне логично, поскольку изначально это дело затевалось сторонницей Алексея Навального ради корыстных целей, а вовсе не по причине защиты прав заболевших детей.

Если бы так называемого юриста интересовали реальные подробности дела, она была бы в курсе, что истинные виновники заболевания детей были установлены еще в декабре 2018 года, практически сразу после инцидента. Роспотребнадзор установил, что некачественный творог, поставленный в образовательные учреждения столицы из Липецка, стал причиной заболеваний воспитанников школ. Родители юных москвичей имели возможность ознакомиться с результатами проверки и убедиться в ее прозрачности.

Возможно, именно поэтому Соболь не смогла заставить родителей московских школьников поверить в ложь о вине «Конкорда» в сложившейся ситуации. Впрочем, даже те, кто изначально поддержал сторонницу Навального и вместе с ней принял участие в составлении коллективного иска, впоследствии стали понимать, что «правозащитница» Соболь обманывает их.

Первым «звоночком» стала история с «умытазом», когда в «расследовании», опубликованном на канале «Навальный-live», нашлись странные снимки, опубликованные в Интернете еще несколько лет назад. Навальный и его команда просто позаимствовали из Интернета изображение странного гибрида унитаза и раковины, выдав его за сантехнический прибор, якобы установленный на производстве питания для детей. Тогда Соболь и Навальный попытались выйти сухими из воды, просто удалив снимок из «расследования» и сделав вид, будто подставного фото не было.

Соболь не смогла заставить родителей московских школьников поверить в ложь о «Конкорде»
&nbsp/&nbsp

Однако следующий их провал оказался куда внушительнее. Дело в том, что все «расследование» строилось на показаниях некой Натальи Шиловой, ранее работавшей в штате комбината «Московский школьник». Мало того, что это предприятие не имеет никакого отношения к «Конкорду», хотя Навальный и его команда утверждали обратное, так и все слова Шиловой, рассказывавшей об антисанитарии и ужасных нарушениях в сфере питания для детей, оказались банальной ложью. Женщина согласилась соврать за деньги, но при этом сама стала жертвой неправдивых обещаний, данных ей Навальным и Соболь. Шиловой не заплатили, и она решилась рассказать правду о том, как лгала по указке и читала текст по бумажке.

На первый взгляд, такие нападки на «Конкорд» со стороны сотрудников так называемого Фонда борьбы с коррупцией* выглядят нелепо, однако им есть объяснение. Только кроется оно отнюдь не в заботе о детском здоровье. Все гораздо прозаичнее: в конце зимы борец с коррупцией шантажировал петербургского бизнесмена, обещая ему прекратить информационную кампанию против «Конкорд» в обмен на сумму в триста миллионов рублей. Пригожин от этого предложения отказался.

* Запрещенная в России экстремистская организация, выполняющая функции иностранного агента.