Сто лет торговой блокаде Антанты: что позволило России справиться с первыми санкциями США

Сто лет торговой блокаде Антанты: что позволило России справиться с первыми санкциями США

США начали применять экономические санкции против России задолго до воссоединения Крыма с РФ – впервые практика торгово-экономической блокады в отношении нашей страны была применена сразу же после Октябрьской революции.

Первые антироссийские санкции США

Ровно сто лет назад, 10 октября 1919 года, Верховный совет Антанты, в который входили Великобритания, Италия, США, Франция и Япония, принял решение о полном разрыве экономических связей с Советской Россией. Речь шла не о простых санкциях, а о полном запрете на продажу товаров первой необходимости, а также блокировании транспортных каналов нашей страны. При этом такая суровая мера представляла собой, по сути, лишь финальный этап сдерживающих мер, с которыми столкнулась молодая советская власть.

Инициаторами этих санкций стали Соединенные Штаты Америки, которые прекратили все торговые отношения с Советской Россией еще в ноябре 1917 года – сразу же после произошедшей в Российской Империи большевистской революции. Недовольство Москвой проистекало из неприятия Западом большевистской идеологии, а также было вызвано отказом правительства Владимира Ленина платить по царским долгам. Впрочем, поначалу в Лондоне, Париже, Риме и Вашингтоне были уверены в том, что власть большевиков падет уже через несколько дней или недель. Но этого, как известно, не произошло.

Поняв, что большевики не собираются сдавать власть в РСФСР, западные страны приступили к оказанию давления на Москву. Так, 23 декабря 1917 года представители Франции и Великобритании Жорж Клемансо и Роберт Сесиль подписали тайную конвенцию о разделе юга России на сферы интересов и районы будущих операций британских и французских войск. В английскую сферу действий вошли Кавказ, казачьи области Дона и Кубани, а во французскую – Украина, Бессарабия и Крым. Помимо этого, свои планы на русский Дальний Восток имели США и Япония. Отныне Россию рассматривали не в качестве союзника по Антанте, а как территорию для реализации собственных интервенционистских замыслов.

Как отметил в беседе с корреспондентом «ПолитРоссии» научный директор Российского военно-исторического общества (РВИО), профессор кафедры всемирной и отечественной истории МГИМО Михаил Мягков, позднее Запад попытался обосновать свое вмешательство, однако все аргументы со стороны Парижа и Лондона не выдерживают никакой критики.

«Страны Запада пытались оправдать свое поведение, которое необходимо рассматривать исключительно в качестве вмешательства во внутренние дела России, стремлением противостоять Германии. Однако это наглая ложь, поскольку к тому моменту о выходе нашей страны из Первой мировой войны говорить было преждевременно. Только в конце 1917 года начались переговоры о мире со странами Четверного союза: Германией, Австро-Венгрией, Османской империей и Болгарией. А сам Брестский мир, на который сегодня так любят ссылаться западные историки, был подписан лишь в марте 1918 года», – объясняет историк.

По его словам, неприятие Западом большевистских изменений в России наименьшим образом зависит от расстановки сил во время Первой мировой войны – конфронтация в любом случае была неизбежна.

Попытка заморить голодом РСФСР

Этот тезис сполна подтверждает и тот факт, что нападки на Москву не прекратились и после поражения Четверного союза в войне. Так, вслед за США, торговые отношения с РСФСР разорвали в 1918 году Англия и Франция. А после члены Антанты стали принуждать к совершению аналогичных действий и правительства других европейских стран. 

«В ход шла любая пропаганда. В американской прессе начали появляться материалы, в которых большевизм представлялся сугубо немецким проектом, направленным на разрушение мировых буржуазных правительств. Параллельно с этим большевистской пропагандой начали стращать скандинавские страны и другие государства. Все это привело к тому, что торговые отношения с РСФСР разорвали и такие государства, как Норвегия, Швеция и Дания. При этом все они несли существенные потери, однако Антанту такие проблемы просто не интересовали», – объясняет Михаил Мягков.

По его словам, именно экономическое давление на Западе воспринималось как наиболее эффективное средство по свержению большевистской власти. Именно на это рассчитывали страны Антанты, когда ровно сто лет назад объявляли о начале экономической блокады.

«Конечно, и в США, и в Англии, оказывали поддержку белому движению и были крайне заинтересованы в том, чтобы свергнуть большевиков как можно скорее. Во многом для этого и нужна была блокада. Расчет был прост: лишавшаяся любых торговых каналов Россия должна была столкнуться с мощнейшим экономическим кризисом, который бы спровоцировал голод по всей стране и, как следствие, недовольство народа новым правительством. Иными словами, людей хотели просто заморить голодом», – рассказывает историк.

В Вашингтоне (а именно США были инициаторами такого плана) рассчитывали, что желаемый результат придет уже через пару месяцев.

Потенциалу России не страшны любые санкции

Однако уже к концу 1919 года стало понятно, что Запад просчитался в своих прогнозах, и блокада может принять затяжной характер. Параллельно с этим стало меняться отношение к таким санкциям и у членов Антанты. По словам Михаила Мягкова, на это повлияло сразу несколько факторов.

«Конечно, стоит выделить окончательную победу большевиков над белым движением и распространение информации о терроре, устраиваемым участниками последнего. Все это сыграло на руку правительству России, и дало толчок для зарождения его популярности на Западе. Не стоит забывать и о постепенном распространении марксистско-ленинской идеологии в странах Европы и США, что также позволило переломить тенденцию негативных суждений о Советской России», – рассказывает собеседник «ПолитРоссии».

Помимо этого, существенным фактором, пошатнувшим веру стран Антанты в правильность своих действий, стал скачок цен на целый ряд товаров. Объяснялось это все весьма просто: экономическая блокада привела к тому, что с рынков других стран просто пропали товары, произведенные в России. А уже это, в свою очередь, спровоцировало скачок цен на их зарубежные аналоги. Речь шла о таких базовых продуктах, как яйца, сахар или зерно, а также товарах первой необходимости. 

«В той же Англии среди граждан начало расти недовольство: люди не хотели мириться с постоянным ростом цен, вызванным лишь желанием властей покончить с большевиками. Помимо этого, существовало угроза попадания европейских стран в экономическую зависимость от США. В итоге все привело к тому, что в начале 1920 года наступил пик напряженности, который  вынудил страны Антанты отказаться от дальнейшего бойкота. Впрочем, сделано это было лишь на словах, в то время как на деле ограничения продолжали действовать, пусть и в более мягкой форме», – рассказывает Михаил Мягков.

Действительно, между Советской Россией и странами Запада не было заключено никаких торговых договоров, и нам по-прежнему не предоставляли режим наибольшего благоприятствования, препятствовали открытию торговых представительств и так далее. Все попытки РСФСР (а потом и СССР) наладить торгово-экономические отношения с Западом наталкивались на одни и те же требования: признать долги царского и временного правительств, вернуть национализированные предприятия иностранным инвесторам и отказаться от государственной монополии внешней торговли.

Несмотря на то, что прецедент с торгово-экономической блокадой, введенной в отношении России сто лет назад, закончился неудачей, практика санкционного давления по-прежнему применяется Западом против нашей страны. В середине марта 2014 года, после того как Россия, вопреки прозвучавшим предупреждениям, завершила воссоединение с Крымом, США и Евросоюз, Австралия, Новая Зеландия и Канада ввели в действие первый пакет санкций. И с тех самых пор санкционные списки, в которых фигурируют российские граждане и компании, только растут. При этом ширится и список причин, якобы толкающих Запад на такие ограничительные меры. 

Безусловно, было бы опрометчиво сравнивать сегодняшнюю Россию с только что зародившимся советским государством образца 1919 года, однако если из опыта прошлого века попытаться извлечь какой-то урок, то в первую очередь следует сказать, что Россия обладает и всегда обладала потенциалом, который позволяет ей преодолевать любые блокады. Советский опыт периода 1917–1941 годов это наглядно показал. А текущие события лишь подтверждают правоту этого тезиса

Автор: Константин Липавский

Новости партнёров
X

Подпишись на Рассылку

Самые интересные статьи, обзоры и размышления — в рассылке!

Я согласен с условиями пользовательского соглашения