vk rtrg

Гонка за вакцину: как создавались препараты от предшественников COVID-19

Гонка за вакцину: как создавались препараты от предшественников COVID-19

Российские и зарубежные специалисты утверждают, что вакцина от коронавируса появится не раньше конца 2020 года. Чтобы понять, не являются ли наши ожидания завышенными, редакция «ПолитРоссии» сравнила SARS-CoV-2 с недавними крупными вспышками других заболеваний.

В четверг, 23 апреля, Великобритания начала испытания вакцины от коронавируса на людях. Как заявил британский министр здравоохранения Мэтт Хэнкок, на это правительство страны выделило почти 43 миллиона фунтов стерлингов: 20 миллионов получит Оксфордский университет, остальная часть суммы уйдет на нужды исследователей из Имперского колледжа в Лондоне. В последнем, к слову, уже объявили, что задействуют для клинических испытаний более тысячи добровольцев, половина которых и должна будет испытать действие вакцины на себе. Разумеется, участие в тестах будет оплачиваться – добровольцам положено от 190 до 625 фунтов стерлингов, а также компенсация расходов на проезд.

Предшественники COVID: как и сколько создавали вакцины от главных вирусов последних лет

Как отметил в беседе с корреспондентом «ПолитРоссии» российский вирусолог, академик РАЕН Анатолий Альштейн, разработка вакцины априори является очень затратной, поэтому выделяемые Великобританией средства не должны касаться завышенными.

«Конечно, вакцина, ее создание – это довольно затратное дело, поэтому такие суммы не удивляют. Они должны полностью компенсировать проведение всех лабораторных экспериментов, связанных с выбором необходимого метода, клиническими и доклиническими испытаниями. Нельзя забывать и о плате добровольцам – люди сознательно подвергают себя риску и, пусть и делают это ради всеобщего блага, все равно заслуживают компенсации. Поэтому сорок миллионов – это вполне нормальная цена. В некоторых случаях затраты гораздо больше», – объясняет эксперт.

Редакция «ПолитРоссии» вспомнила самые серьезные эпидемии последних десятилетий, сравнив их между собой, а заодно выяснила, во сколько человечеству обошлось создание вакцин от них.

Статистика заболеваний

Предшественники COVID: как и сколько создавали вакцины от главных вирусов последних лет

Едва только вспыхнув в Китае в декабре 2019 года, коронавирус SARS-CoV-2 сразу же заслужил сравнения с другими массовыми респираторными заболеваниями минувших лет, а именно со вспышкой птичьего гриппа H5N1, эпидемией тяжелого острого респираторного синдрома (SARS), также называемого атипичной пневмонией, и пандемией свиного гриппа H1N1 в 2009 году. Не обошлось и без упоминания вируса Эбола, который, хоть и имеет принципиально иную природу, все же отличается большой смертностью.

Примечательно, что сразу два заболевания – птичий грипп и атипичная пневмония – имеют примерно то же место происхождения, что и коронавирус. Если SARS-CoV-2 впервые был зафиксирован в китайском Ухане, то нулевые пациенты H5N1 и SARS были обнаружены в Гонконге (1997 год) и на юге Китая (2002 год) соответственно. На первый взгляд свиной грипп и Эбола с первыми случаями заражения в Мексике и Судане в 2009 и 1976 годах выбиваются из этого ряда, однако в действительности это не так. И Африка, и Азия, и Центральная Америка являются регионами с повышенным содержанием патогенов, что существенно повышает вероятность появления новых вирусов. Помимо этого свою роль играет развитие животноводства, а также уровень здравоохранения в регионах.

Гонка за вакцину: как создавались препараты от предшественников COVID-19

«Нулевой пациент – это параметр, на который принято обращать внимание. Он может подсказать ученым, что именно послужило источником возникновения вируса. Как правило, речь идет о животных, которые внезапно оказываются переносчиками заразы. Однако определить со стопроцентной точностью первого заболевшего очень сложно, поскольку некоторые случаи заражения из числа самых первых могут не фиксироваться», – объясняет Анатолий Альштейн.

Если же говорить о статистике заболеваний, то коронавирус уже сейчас является безусловным лидером этой «компании» – по состоянию на 23 апреля 2020 года им заразились 2 639 243 человека по всему миру, 183 820 случаев при этом привели к летальному исходу. С другими же заболеваниями все не так печально: самым кровожадным является вирус Эбола (33 484 заразившегося при 15 070 летальных исходах), самым массовым – свиной грипп (2 639 243 зараженного и 1 906 погибших). Атипичная пневмония и птичий грипп же унесли жизни 774 (при 8 096 заболевших) и 455 (861 зараженный) человек соответственно.

Гонка за вакцину: как создавались препараты от предшественников COVID-19

Глядя на столь разные цифры, может показаться, что все эти заболевания несравнимы между собой. Если говорить о человеческих жертвах, то это, без сомнения, так. Однако необходимо понимать, что каждое из этих заболеваний не было изучено специалистами, столкнувшимися с необходимостью создания вакцины в самые кратчайшие сроки.

Цена вакцины

Предшественники COVID: как и сколько создавали вакцины от главных вирусов последних лет

Если попытаться измерить опасность заболевания в деньгах, потраченных на его профилактику, то самой страшной болезнью внезапно оказывается птичий грипп, не получивший даже статуса эпидемии. К примеру, США на разработку вакцины против H5N1 потратили более 12 миллиардов долларов, Китай – более 10 миллиардов. Власти Великобритании ограничились 100 миллионами фунтов, часть из которых была потрачена на закупку вакцины для домашних животных и птиц, однако цифра все равно впечатляющая.

Гонка за вакцину: как создавались препараты от предшественников COVID-19

В России дела обстояли несколько скромнее, хотя и у нас на вакцине, разработкой которой занялись специалисты научно-производственного объединения «Микроген», не экономили: на профилактику H5N1 в 2006 году было выделено порядка 37 миллионов долларов. Для сравнения, на борьбу с ВИЧ в тот же год было потрачено почти в два раза меньше – 19 миллионов долларов.

Затратной оказалась и разработка вакцины от свиного гриппа, хотя Соединенные Штаты и Китай все-таки существенно сократили свои расходы, выделив 1,8 миллиарда и 725 миллионов долларов соответственно. Это объясняется тем, что вирус H1N1 во многом был схож с вирусами сезонного гриппа, что позволило ученым использовать для исследований уже имеющиеся наработки. Кроме того, вирус, хотя и успел распространиться по всему миру, не приобрел агрессивных качеств, что также сыграло на руку медикам.

Гонка за вакцину: как создавались препараты от предшественников COVID-19

Россия же наоборот потратила на создание вакцины от H1N1 приличную для себя сумму – более 131 миллиона долларов. Как отмечал действующий на тот момент главный санитарный врач страны, эти затраты оказались абсолютно оправданными. Во-первых, нашей стране удалось наладить собственное производство вакцин, во-вторых – приблизиться к созданию многокомпонентной вакцины от гриппа.

Что касается атипичной пневмонии, то она, можно сказать, и вовсе не стала обременительной в финансовом плане. Так, США, Китай и Россия на троих потратили на разработку вакцины от SARS чуть более 30 миллионов долларов. Это объяснятся тем что эпидемия тяжелого острого респираторного синдрома сошла на нет всего за полгода, и многие разработчики существенно сбавили свои обороты.

Гонка за вакцину: как создавались препараты от предшественников COVID-19

Совершенно противоположной является ситуация с вирусом Эбола, который человечеству не удалось победить до сих пор. На сегодняшний момент США, страны Евросоюза и Россия потратили на разработку вакцины по 275, 30 и 60 миллионов долларов соответственно. При этом только в нашей стране этим занимаются сразу три организации: Научно-исследовательский институт микробиологии Министерства обороны РФ, Национальный исследовательский центр эпидемиологии и микробиологии имени Н. Ф. Гамалеи, а также Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор».

Гонка за вакцину: как создавались препараты от предшественников COVID-19

Как известно, именно «Вектор» сегодня занимается разработкой и вакцины против коронавируса SARS-CoV-2. В конце марта премьер-министр России Михаил Мишустин обязал правительство выделить на достижение этой цели 1,4 миллиарда рублей (более 18 миллионов долларов), что является вполне сопоставимой суммой с выделяемыми средствами в Великобритании. Для сравнения, страны Евросоюза потратят в совокупности всего около 100 миллионов долларов.

Гонка за вакцину: как создавались препараты от предшественников COVID-19

Выделяются своим желанием любой ценой заполучить лавры победителя коронавируса разве что США, которые уже вложили в разработку вакцины более 8 миллиардов долларов. Прямо сейчас созданием препарата занимаются американские компании Moderna, Arcturus Therapeutics, Johnson & Johnson и Inovio Pharmaceuticals in the US. Более того, не так давно США пытались за один миллиард долларов перекупить вирусологов немецкой компании CureVac. Предложение о продаже главе предприятия Даниэлю Маникелле было сделано на встрече американского президента Дональда Трампа с топ-менеджерами фармацевтических компаний 2 марта в Белом доме. Спустя девять дней, 11 марта, Маникелла неожиданно и без объяснения причин покинул CureVac. По словам вирусолога Анатолия Альштенйа, эта ситуация говорит о том, что прямо сейчас в мире развернулась настоящая гонка за создание вакцины.

«Если я ничего не путаю, прямо сейчас свой вариант вакцины от коронавируса пытаются создать специалисты более 30 лабораторий по всему миру, в том числе и в России. Это говорит о том, что ценность этой разработки очень высока (что объяснимо статистикой заболеваемости и смертности), и страны сегодня устроили настоящую гонку за вакцину. И это, на мой взгляд, хорошо. Чем выше конкуренция, чем больше ученых будет задействовано в этом процессе, тем скорее мы получим нужный препарат», – считает ученый.

Стоит отметить, что особая прыть США объясняется также и продолжающимся соперничеством между Америкой и Китаем. Штаты, использующие пандемию коронавируса в качестве инструмента политической борьбы с КНР, уверены, что создание вакцины позволит Пекину распространить свое влияние в мире и всем силами стараются этого не допустить.

Вопрос не пары месяцев

Предшественники COVID: как и сколько создавали вакцины от главных вирусов последних лет

Впрочем, какие бы ресурсы не тратились на разработку препарата, эта гонка в любом случае затянется. Так, как заявил заместитель директора НМИЦ физиопульманологии и инфекционных заболеваний Минздрава России Владимир Чуланов, в нашей стране вакцина появится лишь к концу года, а испытания на людях начнутся не раньше осени. Впрочем, уверен Анатолий Альштейн, такой прогноз является оптимистичным, в то время как в действительности сроки могут затянуться.

«Не думаю, что в текущем году мы вакцину получим. То есть в лабораториях мы ее, вероятнее всего, создадим, но использовать сможем только в 2021 году. Очень много времени уйдет на тесты, на испытания, все это будет скрупулезно исследоваться и перепроверяться. Неплохо было бы сравнить разработки с сыворотками, полученными за рубежом. Не забывайте, что обычно клинические испытания растягиваются на несколько лет. В условиях пандемии, понятно, сроки более короткие, но все равно это не вопрос пары месяцев. Так что я бы делал ставку на начало следующего года», – считает ученый.

По его словам, клиническое тестирование является обязательным условием для утверждения вакцины регуляторными органами. При этом они проходят в три этапа: сперва тесты проводятся на группах до ста человек, после привлекаются несколько сотен, и лишь потом вакцина испытывается на десятках тысяч человек.

Действительно, если посмотреть на главные вирусные заболевания последних лет, то станет понятно, почему мы не можем рассчитывать на появление вакцины раньше конца текущего года. Так, с момента начала вспышки птичьего гриппа H5N1 до появления первой вакцины прошло около трех лет, в случае с атипичной пневмонией SARS – около двух лет. Со свиным гриппом удалось справиться быстрее – сыворотку против него удалось найти всего за полгода, однако в этом случае серьезную роль сыграло наличие вакцин от других форм гриппа. Почти столько же – семь месяцев  потребовалось на то, чтобы создать первую вакцину от Эболы, однако официально сыворотка была одобрена лишь через пять лет – в ноябре 2019 года Европейская комиссия признала американскую вакцину «Эвребо» от компании Merck единственным готовым решением для профилактики Эболы.

Гонка за вакцину: как создавались препараты от предшественников COVID-19

В этом отношении сроки, обозначенные как российскими, так и иностранными специалистами, выглядят более чем оптимистичными. Если ученым действительно удастся получить вакцину к концу текущего – началу следующего года, можно будет смело говорить о том, что человечеству удалось оперативно справиться со столь опасным вирусом. И не будет иметь никакого значения, какие именно ученые – американские, китайские или российские – сделают это первыми.

Ранее «ПолитРоссия» рассказывала о том, как опыт вакцинации от гриппа поможет человечеству обуздать пандемию коронавируса.

Автор:

Новости партнёров
X

Самые интересные статьи, обзоры и размышления — в рассылке!

Я согласен с условиями пользовательского соглашения