vk rtrg

Зарубежную критику российской вакцины от COVID объяснили злобой и хамством

Зарубежную критику российской вакцины от COVID объяснили злобой и хамством

Россия не обязана публиковать научные данные о разработке собственной вакцины от коронавируса до ее окончательной регистрации. Об этом «ПолитРоссии» заявил бывший главный санитарный врач страны Геннадий Онищенко.

Швеция против российской вакцины

Шведское издание Svenska Dagbladet выпустило материал, в котором обвиняет Россию в излишней спешке при разработке вакцины от коронавируса. По мнению автора статьи Бритты Крамше, антивирус российского производства, скорее всего, окажется некачественным и даже опасным для здоровья людей. Основная причина для таких обвинений заключается в том, что российские власти одобрят вакцину в августе, то есть значительно раньше, чем это рассчитывают сделать контролирующие органы западных стран.

В частности, в статье ссылаются на заявление профессора биомедицинского анализа Каролинского института Матти Сэлльберга, который утверждает, что, согласно реестру клинических испытаний clinicaltrials.gov, за первую и вторую фазу российские специалисты протестировали свою вакцину всего на 80 добровольцах. По мнению шведского ученого, этого крайне мало для того, чтобы «запускать ее в народ». Однако, как отметил в беседе с корреспондентом «ПолитРоссии» российский вирусолог, академик РАЕН Анатолий Альштейн, объявление шведской стороны основано на подтасовке фактов. Действительно, 1 августа министр здравоохранения Михаил Мурашко заявил о завершении клинических испытаний вакцины от коронавируса, разработанной Национальным исследовательским центром эпидемиологии и микробиологии им. Н. Ф. Гамалеи. Однако до окончательной регистрации препарата еще очень и очень далеко.

«Все эти претензии основаны на недостаточной информации. Тех 80 человек, на которых вакцина была блестяще испытана, действительно мало для регистрации препарата. Но этого хватает для того, чтобы зарегистрировать его на ограниченных условиях. Что это значит: никто не будет прививать население, она будет предназначена лишь для представителей групп риска, то есть для медиков, для людей с хроническими заболеваниями. А параллельно с этим начнется новый этап тестирований уже на более обширной выборке. И только после его завершения можно будет говорить о вакцинации всех граждан. И я не вижу здесь никаких проблем – американцы точно так же регистрируют препараты сперва по упрощенной схеме», – отмечает вирусолог.

По его словам, любые обвинения в адрес наших специалистов являются непрофессиональными и просто неэтичными. Российские ученые имеют обширный опыт в разработке вакцин разной степени сложности, и потому смогли создать свой вариант антидота к коронавирусу одними из первых.

«Эти люди из Швеции, которые пишут о слишком высоких темпах разработки вакцины, просто не понимают, что коллектив, который сделал вакцину, работает над этой проблемой уже много-много лет. Я бы даже сказал, что лет 30 – аденовирусами они занимаются, как говорится, испокон веков. Более того, они сделали вакцину против MERS (ближневосточный респираторный синдром – прим. ред.), они сделали вакцину против Эболы, и все на этой же платформе. То есть все инструменты у них уже были в руках. Берешь готовую систему, вставляешь в нее новый ген – а он был получен уже в марте – и основа вакцины создана», – объясняет Анатолий Альштейн. 

Вирусолог подчеркнул, что Национальный исследовательский центр эпидемиологии и микробиологии им. Н. Ф. Гамалеи является старейшим в России институтом, занимающимся разработкой разного рода вакцин и антивирусов. Помимо этого не стоит забывать, что все испытания при разработке проводились вместе с военными, которые очень помогли с испытаниями. Именно поэтому наши разработчики и оказались в числе первых.

Разработка для собственных нужд

Еще одна претензия, которую шведские журналисты и ученые адресуют России, заключается в закрытом формате всех испытаний отечественной вакцины. Так, по словам вакцинолога Каролинского института Али Миразими, у международного ученого сообщества практически не было возможностей понаблюдать за тем, как воплощается в жизнь российская программа по созданию вакцины. Шведский ученый пеняет НИЦЭМ им. Гамалеи на то, что центр не публикует никаких научных данных и почти ничего не рассказывает о самом процессе.

Однако, уверен депутат Государственной думы Геннадий Онищенко, такие претензии являются высосанными из пальца. В комментарии нашему изданию бывший главный санитарный врач страны объяснил, что ни один разработчик не обязан публиковать информацию о своем препарате до его регистрации. Ведь таким образом теряется эксклюзивность разработки и ею могут воспользоваться другие компании. Конечно, главная цель любой вакцины – обезопасить как можно большее количество людей. Но в то же время нельзя забывать, что расходы на создание препарата очень велики, и их нужно как-то окупать.

«Во-первых, у нас есть национальное законодательство, которое определяет порядок регистрации препаратов. И в рамках этого порядка мы и действуем так, что пусть шведы поучатся у нас. Во-вторых, мы не нуждаемся в помощи иностранных специалистов и поэтому не предоставляем им доступ к нашей разработке. Ни одна производящая вакцину или другой препарат страна, корпорация или фирма не делится своими разработками. Это же ноу-хау, это профессиональные, а то и государственные секреты», – рассказывает Онищенко.

По его словам, такая ничем не обоснованная критика может быть объяснена настойчивым желанием шведов как можно больше узнать о российской вакцине. Чем этот интерес вызван, сказать сложно. Возможно, страна избравшая столь своеобразную модель борьбы с коронавирусом – власти Швеции не стали вводить режим самоизоляции и какие-либо ограничения, в результате чего переплюнули по смертности соседние Финляндию и Данию – сейчас раздумывает над выбором вакцины. Однако в таком случае, уверен Онищенко, у них будет возможность ознакомиться с российским препаратом.

«Все эти заявления шведов – всего лишь непрофессиональное и хамоватое брюзжание, рассчитанное на аудиторию, которая не разбирается в этих вопросах. Какое-то тявканье из подворотни на уровне уличных пацанов. Так что, никто им ничего не даст, и никто их никуда не звал. Мы производим вакцину для своих нужд. У нас свой емкий рынок, нам чужие мнения не нужны. А когда она будет работать, как всегда это и бывает, мы сможем им ее продать, если, конечно, захотят. Но для этого у них есть своя система регистрации», – считает Онищенко.

Он подчеркивает, что любой препарат перед запуском на внутренний рынок проходит национальную регистрацию. Таким образом, у всех стран и потенциальных покупателей будет возможность проверить и изучить нашу вакцину. И только тогда те же шведы смогут высказать свои претензии, если они у них, конечно, останутся. До тех же пор любая критика – это, по мнению депутата ГД, всего лишь «злобное, непрофессиональное и унижающее международные отношения брюзжание». Ровно об этом же говорит и Анатолий Альштейн.

«Взаимный контроль будет обязательно. И вакцины будут проверяться в разных странах. И, конечно же, зарубежные специалисты будут изучать свойство нашей вакцины. Это вещь обязательная, и никто от нее отказываться не будет. Но время для этого еще не пришло. А, следовательно, не пришло время и для критики», – уверен вирусолог.

Ранее «ПолитРоссия» цитировала директора Национального исследовательского центра имени Гамалеи Александра Гинцбурга, объяснившего, почему разработанная вакцина от коронавируса будет недоступна для детей. По словам вирусолога, согласно российскому законодательству, к получению вакцины дети допускаются только после полного цикла испытаний препарата на взрослых.

Автор: Константин Липавский

Новости партнёров
X

Самые интересные статьи, обзоры и размышления — в рассылке!

Я согласен с условиями пользовательского соглашения