vk rtrg

NI: США передаст Китаю эстафету в борьбе с Россией

NI: США передаст Китаю эстафету в борьбе с Россией

Формирующаяся китайско-российская Антанта привлекает все больше внимания со стороны мировых наблюдателей. Однако они упустили из виду первые признаки грядущих проблем. Стоит ли опасаться России хитрого Китая, и чем может закончиться эта дружба? На эти вопросы ответили аналитики издания National Interest. Эксклюзивный перевод статьи представляет своим читателям «ПолитРоссия».

Российско-китайское сотрудничество проявляется в различных двусторонних военно-экономических соглашениях, включая координацию позиций в ООН, часто в противопоставлении к мнению США, а также совместную работу в Шанхайской организации сотрудничества, блоке Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки (БРИКС), G20 и других странах.

Однако авторы статьи считают, что китайско-российские отношения не смогут справиться с геополитическими проблемами на их пути, и в конечном итоге США передадут Китаю эстафету в борьбе с Россией.

Столетия спорных отношений между Китаем и Россией подтверждают тот факт, что крупные, могущественные соседи обычно являются соперниками. Никто не может предсказать, когда эти двусторонние отношения вернутся к своей исторической норме, но можно очертить круг проблем, которые могут привести к разрыву крепких связей.  

Аналитики NI рассказали, когда российско-китайский союз даст трещину

По мнению авторов статьи, напряженность в отношениях, скорее всего, возникнет в результате чрезмерного давления со стороны Китая. Разрыв произойдет тогда, когда Россия осознает, что Китай представляет собой более серьезный вызов своим стратегическим интересам, чем Соединенные Штаты и их союзники.

«Мир уже стал свидетелем первых признаков возобновления китайской враждебности из-за территориальных споров», – напоминает издание.

Речь идет о Нерчинском договоре (1689 г.) и Пекинской конвенции, которая утверждала положение Айгунского договора 1858 года и устанавливала границы между странами по реке Амур, закрепляла за Россией территорию Уссурийска. Именно этот документ в настоящее время утверждает границу на Дальнем Востоке между Китаем и Российской Федерацией.

Китай называл эти документы «неравноправными». Теоретически российско-китайский договор о добрососедстве, подписанный в 2001 году между Россией и Китаем, разрешил затянувшееся китайское недовольство по поводу границы. Этому способствовала и передача Россией Китаю острова Тарабарова и части острова Большой Уссурийский. Остров Тарабаров стал китайским Иньлундао, а Большой Уссурийский поделен на две части. Его западная часть, отошедшая китайцам, стала называться Хэйсяцзыдао. Восточная часть закреплена за Россией. Общая площадь этих территорий составляет около 340 квадратных километров

Таким образом Китай отказался от всех дополнительных претензий, однако, по словам авторам статьи, Пекин не закрыл этот вопрос, а просто дал время подумать российским властям и вернется к территориальному спору позже.

Издание обращает внимание на недавний инцидент, связанный с юбилеем Владивостока, когда посольство РФ в КНР в своем аккаунте в китайском микроблоге-вэйбо опубликовало поздравление со 160-летием основания Владивостока. Помимо всего, там был переведен и смысл названия «Владивосток» – владеть востоком», вызвав бурю возмущения среди китайских пользователей. Неожиданно представители Поднебесной посчитали сообщение посольства проявлением «оккупации своих исконных территорий» и потребовали реакции МИД КНР, которой на удивление для пользователей не последовало.

Аналитики NI рассказали, когда российско-китайский союз даст трещину

Сегодня китайцы затеяли свою игру и попытаются сотрудничать с Москвой против Вашингтона, но, когда в этом больше не будет необходимости, поднимут вопрос о своих территориальных претензиях на российском Дальнем Востоке. До сих пор русские никак не отреагировали, но это, безусловно, на экране их радара.

«Китай продвигает свои претензии со ссылками на историю, но без особой помпы», – отмечает издание.

Экономическая конкуренция также, по словам авторов статьи, станет точкой трения. Китайская инициатива «Пояс и путь» представляет угрозу для Евразийского экономического союза (ЕАЭС) Москвы, но до сих пор обе «державы сумели деконфликтировать эти проекты». Отчасти это объясняется тем, что Пекин публично признал ведущую роль Москвы в решении вопросов безопасности в Центральной Азии и Шанхайской организации сотрудничества. Москва не возражает против китайских экономических «вторжений» в регион, хотя в долгосрочной перспективе БРИКС подорвет ЕАЭС.

Но еще более поразительны два недавних шага Пекина, направленные на укрепление его позиций в Центральной Азии. Как и пограничный вопрос с Россией, это малозаметные шаги, направленные на установление позиции, которая будет заявлена позже.

В прошлом месяце китайский историк Чхоль Яо Лу написал статью под названием «Таджикистан инициировал передачу Китаю его земель и потерянные горы Памира были возвращены истинному хозяину». В статье использованы только китайские источники, в ней нет ни мнения таджикских историков, ни ссылок на другие исторические документы. Автор статьи журналист-историк Чу Йао Лу пишет в основном об исторических регионах Китая.

Официальной реакции со стороны Москвы не последовало, однако российские СМИ раскритиковали статью, «предвещающую будущие требования Китая об изменении границ». Стоит отметить, пишет издание, что контроль над Памиром значительно повысил бы способность Пекина проецировать власть в Центральную Азию, угрожая роли Москвы, все еще публично признаваемой Китаем, как главного субъекта безопасности в Центральной Азии. Ничто из этого не означает, что российско-китайский разрыв неизбежен, но Пекин предпринимает сейчас небольшие шаги, которые он будет наращивать, чтобы продвигать свои интересы против России, когда придет время, заключает издание.

Ранее новость про сближение России с США напугала Китай.

Автор: Марина Гончарова

Новости партнёров
X

Самые интересные статьи, обзоры и размышления — в рассылке!

Я согласен с условиями пользовательского соглашения