Невидимая стена: почему восточные немцы ностальгируют по России

Невидимая стена: почему восточные немцы ностальгируют по России
Невидимая стена: почему восточные немцы ностальгируют по России
/ Федеральное агентство новостей

Жители Восточной Германии – спустя 30 лет после вхождения в состав ФРГ – так и не смогли до конца интегрироваться в немецкое общество и все чаще ностальгируют о временах ГДР и теплых отношениях с Москвой. В причинах этого разбиралась «ПолитРоссия». 

Юбилей объединения Германии

Ровно 30 лет назад, 31 августа 1990 года, между Федеративной Республикой Германия и Германской Демократической Республикой был подписан исторический договор об объединении, окончательным итогом которого стало полное исчезновение Восточной Германии с карты мира. Конечно, к тому моменту уже была разрушена Берлинская стена, на выборах внутри ГДР уже одержали победу христианские демократы, а канцлер ФРГ Гельмут Коль и председатель Совмина ГДР Лотар де Мезьер подписали соглашение о создании единого экономического пространства, окончательная точка была поставлена именно в этот день.

Подписание договора проходило в Берлине в историческом дворце принца Генриха. Делегацию ФРГ возглавлял министр внутренних дел Вольфганг Шойбле, а делегацию ГДР – советник главы Совета министров Гюнтер Краузе. Ратификация же договора произошла уже 20 сентября. В Народной палате ГДР объединение поддержали 299 депутатов, 80 выступили против, еще один воздержался. В Бундестаге ФРГ за ратификацию высказались 440 парламентариев, против – 47, в то время как воздержались трое. Окончательно договор вступил в силу 29 августа, а официальной датой объединения считается 3 октября – именно в этот день официально были упразднены все государственные институты ГДР, а также распущены армия и флот.

Как отметил в беседе с корреспондентом «ПолитРоссии» ведущий научный сотрудник Центра германских исследований института Европы РАН Александр Камкин, сейчас принято считать, что объединение Германии было проявлением воли как восточных, так и западных немцев, однако в действительности все гораздо сложнее. Безусловно, осси (национальное прозвище немцев из ГДР) желали объединения со своими западными соседями, но весь процесс происходил также и в интересах Советского Союза и стран Запада под предводительством США.

«По большому счету, это объединение являлось большим геополитическим проектом, разыгранным Советским Союзом и США совместно. Для Горбачева это был международный проект, который он планировал использовать для улучшения имиджа СССР как страны, идущей путем трансформации и сближения с Западом. Для американцев же было важно провести объединение именно в том формате, который и был реализован. Было два основных варианта объединения. Первый был основан на статье 23 основного закона ФРГ, которым было предусмотрено действие конституции на другие территории. Второй вариант же предусматривал создание нового государства с нуля, принятия новой конституции. В этом случае могли быть и варианты с нейтральным статусом Германии, выходом из НАТО и так далее», – объясняет эксперт.

Естественно, для США такой способ соединения ФРГ и ГДР был менее предпочтителен. И в итоге, отмечает Александр Камкин, они смогли добиться поглощения Восточной Германии со стороны Западной. Впрочем, жители ГДР на этот счет почти не протестовали, поскольку действительно горели желанием объединения.

«Запрос именно граждан ГДР на перемены и на объединение страны был достаточно силен. Поэтому здесь было два вектора: геополитический и социальный. Население страны требовало перемен, и желание жить именно в едином объединенном государстве высказывало все большее количество восточных немцев. Они голосовали ногами, был массовый исход населения, особенно когда стало понятно, что этот процесс необратим. Ведь де-факто осознание того, что объединение неизбежно, пришло еще 1 июля 1990 года, когда на территории ГДР вошла в обращение марка ФРГ, а "восточная" марка была упразднена», – объясняет Александр Камкин.

Как отмечают историки, в 1990 году наблюдалось настоящее единение между восточными и западными немцами – люди буквально кидались друг другу в объятия. Однако сегодня, спустя 30 лет после объединения, осси и весси (западные немцы) вновь сторонятся друг друга, несмотря на то, что никакой стены между ними давно уже нет.

Богатые богатеют, бедные догоняют

Принято считать, что на момент объединения Восточная Германия значительно отставала от своего западного соседа по уровню экономического развития и социального благополучия граждан. Во многом действительно было именно так, однако катастрофического отставания не наблюдалось. Так, в 80-е годы ГДР занимала шестое место среди европейских стран по объемам промышленного производства. Республика могла похвастаться такими крупными предприятиями, как Robotron и ORWO, занималась выпуском автомобилей и поездов. Казалось, что после объединения с ФРГ промышленность восточных немцев получит выход на западные рынки, однако этого не произошло – в итоге большая часть индустриальной мощи осси была просто уничтожена.

Такой удар по экономике восточных земель сказался и на уровне жизни осси, что как нельзя лучше иллюстрирует демографическая ситуация на бывших территориях ГДР. На момент объединения население республики составляло 16,6 миллиона человек, сейчас же этот показатель лишь немного превышает отметку в 14 миллионов. Фактически речь идет о просадке более чем на 10 %, что в остальной Европе характерно лишь для наименее развитых стран. При этом население бывшей Западной Германии выросло с 80 до 82,5 миллиона человек, но в этой разнице не учитываются беженцы с востока.

Удивительного в этом ничего нет – еще совсем недавно доходы работников в западных землях были порой на 30 % выше заработков их восточных коллег. На востоке страны безработица была вдвое выше, чем на западе, и составляла около 14 %. Это обстоятельство являлось причиной оттока населения в западные регионы, в первую очередь молодых высококвалифицированных специалистов. Сейчас разрыв сократился, однако неравенство никуда не делось.

Как считает заведующий отделом страновых исследований Института Европы РАН Владислав Белов, во многом с Восточной Германией сыграли злую шутку те же процессы, с которыми после распада СССР столкнулись и россияне. Речь идет о приватизации, которую западные немцы проводили исключительно в своих целях.

«Ведомство по приватизации не лучшим образом провело переход народной собственности в частную, многие предприятия закрывались насильственно и необоснованно. Многие специально банкротились, чтобы не составлять конкуренцию концернам с Запада. В итоге все привело к тому, что сегодня Запад и Восток отличаются друг от друга едва ли не по всем показателям. По производительности труда, по оплате труда. Так, в немецком биржевом индексе DAX среди 30 ведущих немецких компаний нет ни одной представительницы Восточной Германии. Все штаб-квартиры также находятся в ФРГ. Естественно, все это не доставляет радости жителям бывшей ГДР», – объяснил эксперт в беседе с корреспондентом нашего издания.

Справедливости ради, о разграблении востока западными немцами речи не идет. Так, сразу после 1990 года в Германии была принята огромная и весьма затратная программа, целью которой было подтянуть восточные земли до «западного стандарта». По подсчетам Международного валютного фонда, с 1990 по 2003 год Берлин потратил на «реконструкцию» восточных земель 950 миллиардов евро (в том числе на перестройку экономики). Однако, по словам Владислава Белова, этого всего равно хватило лишь на то, чтобы сократить отставание, но не нивелировать его окончательно.

«Считается, что инфраструктура в новых федеральных землях стала гораздо лучше, потому что в них инвестировали колоссальные средства. Также многие студенты сегодня предпочитают учиться в Восточной Германии, что тоже большой плюс. Но по уровню жизни новые федеральные земли пока еще отстают довольно заметно. И полного выравнивания не произошло», – рассказывает Белов.

Солидарен с ним и Александр Камкин. По его словам, сравнивать сегодня уровень жизни немцев на востоке и на западе просто нельзя – осси без шансов проигрывают в этом сравнении.

«В целом экономическая интеграция, конечно, состоялась. Культурная, в принципе, тоже, но в последние лет десять все больше на территории бывшей ГДР распространяется так называемая ностальгия по востоку. Объяснения этому есть – все 90-е годы в Восточной Германии были серьезные экономические проблемы, связанные с безработицей. Были и социокультурные различия между весси и осси. И сейчас уровень жизни на востоке страны еще очень сильно страдает, уровень экономического развития тоже не идет в сравнение с западными землями», – объясняет германовед.

Все эти 30 лет в Германии наблюдалась лишь одна картина: в то время как западные немцы богатели и развивались, их восточные сограждане безуспешно пытались хотя бы приблизиться к этому уровню. 

Одна страна – два народа

Почти 3 года назад, 25 сентября 2017 года, в политической жизни ФРГ произошло знаковое для всей страны событие – впервые в истории в бундестаг, набрав 12,6 % голосов, прошла партия «Альтернатива для Германии», не скрывающая своих ультраправых и евроскептических позиций. А уже через два года, в 2019 году, партия на выборах в Европарламент набрала 11 % голосов, получив аналогичное количество мест в главном законодательном органе Европейского союза. во всех случаях поддержку партии оказали жители немецких восточных земель, нашедшие в АдГ своеобразную отдушину и защитника своих прав перед лицом западных федеральных земель страны.  

Секрет популярности немецких правопопулистов среди осси достаточно прост. Партия не стесняется делать акцент на проблеме миграции в стране, грамотно увязывая приток беженцев с кризисом трудоустройства на востоке и общим экономическим состоянием регионов. В итоге, отмечает Владислав Белов, граждане, еще 30 лет назад обладавшие значительными социальными гарантиями, видят в «Альтернативе для Германии» ту силу, которая будет готова отстаивать их интересы.

«Популярность АдГ на востоке из-за различия в уровнях жизни и недовольства населения восточных земель. Понятно, на чем играют правые популисты – на миграционной проблеме, на нехватке рабочих мест, общем состоянии экономики и так далее. И в силу того, что уровень жизни в Восточной Германии пониже, естественно, есть недовольство тем, как именно происходило объединение. В особенности это прослеживается у представителей старшего поколения, заставших ГДР и СССР. Сейчас они понимают, что объединение с ФРГ не принесло им обещанного процветания. И, как принято говорить, осадочек у восточных немцев остался. И этот осадочек сегодня играет такую злую шутку с немецкими властями. В первую очередь среди недовольных регионов нужно выделить Саксонию, хотя по уровню жизни среди других земель это самый продвинутый регион. Но даже там выше уровень безработицы, ниже уровень зарплат и так далее», – считает специалист.

Еще один фактор, которым объясняется лояльность восточных немцев к «Альтернативе для Германии», заключается в дружественном отношении к России. Не секрет, что АдГ является одной из немецких партий, выступающих за отмену Германией введенных против России международных санкций и поддерживающих позицию РФ по ряду международных вопросов, начиная от ситуации на юго-востоке Украины и заканчивая политикой на Ближнем Востоке. Теплые воспоминания об РФ характерны и для осси. Так, согласно опросам, почти две трети восточных немцев хотели бы более тесных отношений с Россией. 

Такие настроения, помноженные на не самые лучшие социальные и экономические показатели регионов, невольно вызывают у жителей восточных земель чувство ностальгии по всему, что связано с социалистическим прошлым – по России, по СССР, по ГДР и даже по Берлинской стене. Специально для этого в немецком языке даже появился термин – «остальгия» (Ostalgie; от немецкого Ost – «восток»). Люди все чаще покупают вещи и предметы, которые были популярны в ГДР, смотрят книги и читают фильмы, отражающие ту эпоху, и так далее. При этом сказать, что речь идет о ностальгии по социализму или СССР нельзя, иначе осси бы не поддерживали правых из АгД. Жители востока ностальгируют в первую очередь по социальной защищенности, которую в последний раз ощущали именно при союзе с Москвой.

Впрочем, как считает Владислав Белов, принимая во внимание все экономические и социальные факторы, нельзя забывать о том, что осси и весси – это не более бедные и более богатые сограждане. По сути, это совершенно разные народы, обладающие разными культурными особенностями и разным менталитетом. И эта невидимая стена, в отличие от Берлинской, простоит еще очень и очень долго.

«Действительно, 30 лет – это срок относительно большой и в то же время нет. Сейчас страна едина, но различие между старыми федеральными землями и новыми существует. Есть различия в поведении, есть различия в менталитете, хотя, казалось бы, должно было вырасти уже целое поколение молодых немцев. И связаны эти отличия не с одним лишь наследием ГДР. Все-таки восточные земли – это в большой степени прусские земли. А у Пруссии всегда был свой собственный менталитет. Как баварцы отличаются от северных немцев, так и Саксония, Тюрингия, Бранденбург отличаются от населения западной части страны. Это можно объяснить и историческими причинами – Германия по-прежнему срастается после 1871 года, когда Отто Бисмарк объединил более 30 немецких государств», – резюмирует Владислав Белов.

Ранее «ПолитРоссия» рассказывала о том, как «ядерный раскол» в НАТО привел к противостоянию Польши и Германии.

Автор:

Новости партнёров
X

Самые интересные статьи, обзоры и размышления — в рассылке!

Я согласен с условиями пользовательского соглашения