vk rtrg

Германист напомнил о многомиллиардной задолженности ФРГ перед Россией

Германист напомнил о многомиллиардной задолженности ФРГ перед Россией

Советский Союз не получил от Германии миллиарды евро, которые ему полагались за объединение ГДР и ФРГ. Об этом «ПолитРоссии» рассказал  руководитель Центра германских исследований Института Европы Владислав Белов.

Сегодня, 31 августа, исполняется ровно 30 лет со дня подписания Договора об объединении Германии, на основании которого Германская Демократическая Республика подлежала ликвидации, а все земли должны были войти в состав Федеративной Республике Германии. Впрочем, вступить в силу этот договор сразу не смог – сначала надо было дождаться подписания соответствующего соглашения между четырьмя державами – победительницами во Второй мировой войне. 

Впрочем, Россия, США, Великобритания и Франция не стали затягивать и собрались уже 12 сентября в Москве, где и подписали Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии. Этот документ, в частности, провозглашал полный отказ Москвы от всех притязаний на немецкие территории, а также определял порядок вывода советских войск с территории бывшего ГДР – военнослужащие СССР должны были оставить свои базы не позднее конца 1994 года. Вообще, роль СССР в процессе объединения Германии оценивается историками как очень высокая – именно благодаря доброй воле генсека ЦК КПСС Михаила Горбачева этот процесс стал возможен в принципе. Впрочем, как отметил в беседе с корреспондентом «ПолитРоссии» заведующий отделом страновых исследований Института Европы РАН, руководитель Центра германских исследований Института Европы Владислав Белов, это добродушие Михаила Сергеевича вышло боком самому Советскому Союзу – ведь за расставание с ГДР Москва не получила ни копейки.

«Если мы назовем объединение Германии историческим экспериментом, то он, в общем-то, получился. За исключением того, что Советскому Союзу в лице Михаила Сергеевича Горбачева не удалось получить компенсации от Западной Германии за то, что СССР был готов на объединение и фактически отдал в феврале ведущую роль Гансу-Дитриху Геншеру и Гельмуту Колю. При этом все понимали, что будет разрыв всех кооперационных связей, будут убытки у советских предприятий, потеря партнеров и так далее. И я думаю, что Михаил Сергеевич мог бы определить некую круглую сумму в качестве компенсации за те убытки, которые понес Советский Союз», – объясняет германист.

При этом шансы на получение компенсации действительно были. Как вспоминал бывший посол СССР в ФРГ Валентин Фалин, еще в 80-х годах немцы были готовы дать СССР 1000 миллиардов марок только за то, чтобы ГДР вышла из Варшавского договора. Если же говорить об объединении, то, отмечал дипломат, немцев можно было уламывать и на гораздо большее. Так, можно было смело требовать статуса безъядерной территории для Германии, а также добиваться запрета на расширение НАТО на восток.

Однако вместо этого Михаил Горбачев, уже обласканный к тому времени вниманием Запада, не только не стал требовать компенсации, но и не списал долги Советского Союза. Как позднее заявил первый канцлер объединенной Германии Гельмут Коль, ГДР досталась ему «по цене бутерброда», и с этим трудно не согласиться – к 1990 годам одно лишь имущество СССР в Германии оценивалось в миллиард немецких марок. И, как считает Владислав Белов, именно столько Берлин задолжал Москве.

«Конечно, об этой компенсации надо было говорить еще в ноябре-декабре 1989 года. И если бы она была выплачена сразу, это можно было расценивать как нашу победу. Но Михаил Сергеевич добровольно все отдал и красиво поступил, позволив немцам решать все самостоятельно. Но решение, естественно, принимали западные немцы, в то время как восточных немцев практически ни о чем не спрашивали. Поэтому, строго говоря, никакого объединения не было – ГДР просто вошла в состав  ФРГ на их же условиях», – уверен эксперт.

Впрочем, сожалеть стоит не столько об упущенной компенсации, сколько о возможностях, которые бы появились у Советского Союза, получи он эти деньги. В таком случае СССР вступал бы в новое десятилетие, обладая другими ресурсами, что сыграло бы свою роль уже в следующем году, когда встал вопрос о распаде союза.

«Если бы хотя бы пару десятков миллиардов немецких марок получил Советский Союз, то тогда можно было бы спокойно снимать инфляционный навес, закупать по всему миру продовольствие, и, возможно, августа 1991 года просто бы не было.  А если бы и были подобные события, то все могло бы пойти по другому сценарию. Но случилось так, что объединение Германии во многом определило события декабря 1991 года. Поэтому Михаил Сергеевич, будучи героем в Германии, нелюбим германистами в России. Мы изначально писали нашему послу Валентину Михайловичу Фалину и просили быть жестче и ставить свои условия. Но Михаил Сергеевич, купаясь в лучах славы и популярности, позволил немцам объединиться на их собственных условиях. И вывод войск, к сожалению, был сделан не очень правильно. Спасибо, конечно немцам за то, что они организовали это, но я лично знаю, как части выводились в чистые поля и так далее», – резюмирует Владислав Белов.

Ранее «ПолитРоссия» приводила мнение военного историка Юрия Кнутова, который рассказал о правах России на базы НАТО в восточной Европе. В частности, Латвия до сих пор должна нашей стране за вывод российских войск в 1994 году порядка 8 миллиардов долларов – именно такой была стоимость расположенных на латвийской территории 1000 воинских частей и около 600 инфраструктурных объектов, которые сегодня находятся в распоряжении Североатлантического альянса.

Автор:

Новости партнёров
X

Самые интересные статьи, обзоры и размышления — в рассылке!

Я согласен с условиями пользовательского соглашения