vk rtrg

NI допускает, что Европа подчинится российской гегемонии

NI допускает, что Европа подчинится российской гегемонии

Важнейшие европейские союзники США могут развернуться в сторону Евразии и подчиниться российской гегемонии. Об этом пишет The National Interest. Эксклюзивно для своих читателей «ПолитРоссия» представляет пересказ материала.

Америка должна восстановить свои трансатлантические связи с Германией и Францией путем согласования общих дипломатических целей и целей в области безопасности. Такие объединения могут служить сдерживанию великих конкурентов Америки: России и Китая.

Окончание холодной войны, от открытия Берлинской стены до краха советской империи, повлекло за собой недвусмысленный многолетний успех американской внешней политики в Европе. Однако в течение этих трех десятилетий Америка неоднократно сталкивалась с разочарованиями как в отношениях с постсоветской Россией, так и в трансатлантических отношениях со своими предполагаемыми союзниками в Европе. Теперь США должны рассмотреть оба аспекта: и противников, и союзников. Вот только когда Штаты делают это, они сталкиваются с фундаментальной стратегической дилеммой.

NI допускает, что Европа подчинится российской гегемонии

Реваншистская Россия при президенте Владимире Путина в качестве стратегического конкурента была признана в Стратегии национальной безопасности США на 2017 год. Москва вернулась к независимой позиции по отношению к Вашингтону, в конечном счете схожей по характеру, если не по степени, с политикой советской эпохи. Такая конкуренция между Россией и США в конечном счете не вызывает удивления и имеет очень глубокие корни, уходящие в девятнадцатый век.

Между тем Америка неоднократно оказывалась в конфликте с некоторыми европейскими партнерами, в частности с Францией и Германией. Такие вещи как раз и отражают фундаментальную реальность после окончания холодной войны. В отличие от Западной Европы до 1989 года, сегодняшняя объединенная Европа меньше зависит от американских гарантий безопасности. Поэтому все больше ЕС стремится к своим собственным автономным внешнеполитическим целям, независимым или даже противоречащим интересам Вашингтона.

При этом страны, которые жалуются на свою уязвимость перед Россией – страны Балтии и некоторые бывшие члены Варшавского договора – в настоящее время наиболее привержены прочным связям с Соединенными Штатами. Таким образом, внешняя политика США, несмотря на головокружительную победу 1989 года, сталкивается с двойной проблемой: возрождение противника времен холодной войны – России – и постоянные конфликты в трансатлантических отношениях, когда Европа сталкивается с искушением отвернуться от Запада ради поворота к Евразии.

NI допускает, что Европа подчинится российской гегемонии

Эти одновременные вызовы порождают дилемму для внешней политики США. Должен ли Вашингтон занять все более жесткую позицию по отношению к Москве? Или американская дипломатия должна сделать акцент на восстановлении трансатлантических отношений, что означает возвращение к более тесным отношениям сотрудничества с Парижем и Берлином? Эти союзы были важными активами для американской внешней политики на протяжении десятилетий, так что есть много «за», чтобы рекомендовать этот путь.

Тем не менее, есть загвоздка: два пути США противоречат друг другу. Франция и Германия относятся к России значительно мягче, чем почти все в Вашингтоне, будь то республиканцы или демократы. Чем больше Соединенные Штаты будут усиливать критику Путина и проводить конфронтационную политику, тем больше внимания будет уделяться отношениям США с традиционными союзниками на континенте. Каждый путь заслуживает доверия, но было бы бредом воображать, что Америка может следовать по обоим путям одновременно, по крайней мере, не без маловероятных переориентаций от России со стороны европейцев.

Европейцы вполне законно задаются вопросом: всегда ли в Вашингтоне будут иметь верх антироссийские «ястребы» политики? По крайней мере, с начала нынешнего столетия американские администрации демонстрировали непредсказуемую непоследовательность в своих взглядах на Россию. Временами они предавались романтизму сближения, как, например, когда Джордж Буш-младший утверждал, что «видит душу Путина», или в ситуации со злополучной «перезагрузкой» администрации Обамы. Эти фантазии о разрядке неоднократно разбивались о независимость и амбиции Москвы. По сравнению со своими предшественниками, администрация Трампа была жесткой по отношению к России, с ее последовательными санкциями и ее оппозицией трубопроводу «Северный поток – 2».

NI допускает, что Европа подчинится российской гегемонии

Европейцы гораздо более нерешительны в противостоянии с Москвой. Президент Франции Эммануэль Макрон, стремясь приукрасить свои собственные внешнеполитические полномочия, добился безоговорочного реинжиниринга отношений с Россией.

Что касается Германии, то канцлер Ангела Меркель продавливает санкции против РФ, несмотря на протесты значительного пророссийского лобби. Широко распространены в ФРГ призывы немецких «либералов» блокировать «Северный поток – 2». Однако реальных шагов против «СП-2» Меркель делать не станет.

Дело в том, что и Германия, и Франция предпочитают минимизировать ущерб своим отношениям с Россией. Поэтому любые американские предложения более решительно противостоять Москве будут способствовать ухудшению отношений трансатлантических союзников. Неверные шаги Вашингтона могут даже подтолкнуть европейских гигантов к Москве и к тому, что раньше называлось «финляндизацией» во время холодной войны, а также фактическим подчинением российской гегемонии.

Вместо этого Вашингтон должен найти способы стабилизировать США на международной арене. Для этого нужна стратегия, учитывающая интересы Берлина и Парижа. Кроме того, этот вопрос следует поднимать применительно к избирательному циклу: не только в США, но и в Германии в 2021 году, и во Франции в 2022 году.

NI допускает, что Европа подчинится российской гегемонии

Каким бы ни был исход американских выборов 2020 года, для американо-германских отношений впереди тяжелые времена. Если «Северный поток – 2» будет завершен, что вполне вероятно, санкции, принятые при широкой двухпартийной поддержке в Конгрессе, вступят в силу и станут постоянным источником двустороннего конфликта. Более того, если следующее коалиционное правительство в Берлине после 2021 года будет включать в себя «Зеленых» – что очень вероятно – будет оказано давление на Германию, чтобы она официально отозвала свое обязательство по 2 процентам ВВП на оборону в рамках НАТО и запретила хранить в ФРГ ядерное оружие США. Это также будет иметь негативные последствия для Соединенных Штатов.

Политика США в отношении Германии отчаянно нуждается в надежной коммуникационной стратегии, направленной как на политический класс, так и на широкую общественность. США перестали делать хорошо свое «американское дело», в то время как немецкие СМИ полны пророссийского материала.

Дипломатия США должна изучить возможности для продуктивного сотрудничества с Германией. Одна из неожиданных возможностей может заключаться в объединении усилий для восстановления мостов в Ближнем Востоке. Германия отчаянно нуждается в рабочих отношениях с южными партнерами в качестве стержня своей стратегии ограничения иммиграции в Европу, в то время как Вашингтон заинтересован в развитии связей с важными восточными союзниками НАТО.

NI допускает, что Европа подчинится российской гегемонии

Совместная германо-американская дипломатическая инициатива в отношении восточных держав могла бы основываться на глубоком подозрении к Москве. Кроме того, хотя такая инициатива не заставит отказаться конфликтующих между собой стран-членов НАТО от взаимных претензий, она может просто помешать им начать в войну друг с другом.

Что касается выборов 2022 года во Франции, то хорошая новость заключается в том, что ни антиамериканские силы крайне левых, ни крайне правые, скорее всего, не победят. Либо Макрон получит второй срок, либо его сменит кандидат от правоцентристов – республиканцев. Внешнеполитические последствия могут повлечь за собой продолжение характерного для Франции призыва к «стратегической автономии» – вариант неоголлизма, – но Париж понимает, что существуют реальные пределы его собственной власти.

Будучи неспособной навязать свою военную волю даже в Мали, Франция не может заявить о себе где-либо еще без значительной поддержки, и для этой поддержки нет другого кандидата, кроме Соединенных Штатов. Возможности для франко-американского сотрудничества лежат в Сахеле и в Индо-Тихоокеанском регионе, где Франция имеет интересы из-за своих заморских территорий и может, например, присоединиться к противостоянию с другим стратегическим конкурентом Америки – Китаем.

Америка может восстановить свои трансатлантические связи с Германией и Францией путем согласования общих дипломатических целей и целей в области безопасности. Такие объединения могут служить сдерживанию великих конкурентов Америки – России и Китая. Однако в обозримом будущем европейское руководство столкнется с политическими ограничениями в том, насколько оно вообще может противостоять Москве. Администрация Трампа становится все более непреклонной, но она должна помнить о пагубном влиянии, которое американские заявления могут оказать на их отношения с жизненно важными союзниками. Более жесткая риторика в отношении Москвы имеет смысл только в том случае, если она помогает достичь стоящей политической цели.

Ранее «ПолитРоссия» писала о том, что попытка США усилить свой флот обернулась грандиозным фиаско.

Автор:

Новости партнёров
X

Самые интересные статьи, обзоры и размышления — в рассылке!

Я согласен с условиями пользовательского соглашения