Историк развеял популярный миф о роли Петра I в истории России

Историк развеял популярный миф о роли Петра I в истории России
wikipedia.org  /  Maria Giovanna Clementi / Public Domain

Россия стала полноценной империей задолго до 1721 года, когда Петр I официально был признан Императором Всероссийским. Об этом «ПолитРоссии» рассказал историк Сергей Перевезенцев.

В этот день, 2 ноября 1721 года, в Троицком соборе Санкт-Петербурга была проведена обедня, приуроченная к заключению мирного договора между Россией и Швецией и окончанию Северной войны, продолжавшейся 21 год. Российское государство признавалось победителем и получало выход в Балтийское море, а также территорию Ингрии, часть Карелии, Эстляндию и Лифляндию.

Сам по себе факт победы в Северной войне и заключение Ништадтского мирного договора уже имел огромное значение для нашей страны. Однако дню 2 ноября было суждено войти в историю и совсем по другом поводу. В ознаменование победы в войне Сенат и Синод решили преподнести царю Петру Алексеевичу титул Императора Всероссийского, Отца Отечества. И именно так официально и была образована Российская Империя.

Принято считать, что получение императорского титула знаменовало принципиально важные перемены в международном положении России. Признание императорского титула российского монарха означало признание претензий нашей страны на роль одного из лидеров мировой политики того времени и появление у нее пресловутых имперских амбиций. Однако, как отметил в беседе с корреспондентом «ПолитРоссии» российский историк, декан историко-филологического факультета Российского православного университета Сергей Перевезенцев, в действительности это событие лишь закрепило процесс, который шел на протяжении длительного времени. С середины XVI века Россия как политическое образование постепенно формировалась в виде империи. И то, что случилось в 1721 году, было лишь формальным оформлением этого процесса.

«На самом деле Россия стала называться империей намного раньше – в 1547 году, когда великий князь Московский Иван Васильевич стал первым официальным русским царем Иваном IV. Титул императора и сам термин "империя" – это лишь попытка подстроиться под европейски лад. На русский лад же принятие царского титула и обозначало принятие имперского статуса», – объясняет историк.

При этом сам Петр I изначально совершенно не понимал, зачем ему нужен этот титул, если он и так является царем. Но в силу того, что западные тенденции входили в моду, он решил согласиться и на эту процедуру. Тем более что приурочено это событие было к победе России в Северной войне и подписанию Ништадтского мирного договора. 

«Имперский статус же был принят с принятием царского титула 16 января 1547 года. И Иван IV, которого мы впоследствии узнаем как Ивана Грозного, став царем, официально стал единственным в мире православным императором. Это, если хотите, было принятие на себя византийского наследства. А в традиционных европейских династических вопросах титул царя приравнивался к императорскому. Поэтому русским государям еще очень долго приходилось доказывать, что они действительно цари – в Европе их просто не принимали. Для этого из Москвы даже направляли специальную бумагу константинопольскому патриарху с просьбой подтвердить статус Ивана Васильевича. А ответ пришел лишь через 15 лет. Только тогда греки признали за русскими государями право носить царский императорский титул», – рассказывает Сергей Перевезенцев.

Однако и после этого Ивану Васильевичу приходилось неоднократно доказывать соседним государям свою родословную. Впрочем, в начале XVIII века статус российских правителей уже ни у кого в Европе не вызывал никаких вопросов. Однако именно тогда началась повальная мода на европеизацию.

«На Руси императора Священной Римской империи ведь тоже называли цезарем, то есть царем, императором.  И для Петра Алексеевича эта традиция была абсолютно понятна – он тоже цезарь, он наследник, хоть и не из Рюриковичей, но Романовы все-таки являются их наследниками. И поэтому Петр вполне достойно носил титул царя. Но в связи с европеизацией ему был вручен от Сената титул императора и почетное прозвание Отец Отечества. То есть в данной ситуации Россия просто закрепила свой имперский титул, но уже в европейском понимании», – рассказывает историк.

Естественно, в таких условиях говорить о каких-либо кардинальных изменениях в позиционировании России в мире будет как минимум неточно. Неправильным будет и судить о Петре I, как о человеке, при которым у страны появились имперские амбиции. Это, считает Сергей Перевезенцев, не более чем популярный миф, который был призван приукрасить образ первого российского императора.

«Разговоры об имперских амбициях России появились очень давно – еще в XV веке. Причем эти имперские амбиции возлагали на Русь не сами русские правители. У нас тогда считалось, что Россия – это единственная в мире православная страна, которая должна от всех закрыться. И на протяжении XVI–XVII веков выезд за границу из России был практически закрыт. И въехать в Россию тоже было практически невозможно. Это была закрытая страна – как считали наши предки, остров святости в падшем мире, они в прямом смысле ждали конца света», – рассказывает историк. 

Более того, имперские амбиции в русских государях видели преимущественно иные православные народы. И с конца XV века на их адрес начали поступать письма от завоеванных турками православных народов с просьбой о помощи. В действительности же российские государи не страдали захватнической манией и брались за оружие лишь для защиты своих территорий и своего народа. Собственно говоря, такой политики Россия придерживается на протяжении всей своей истории, как в XVII веке, так и сейчас.

«Максим Грек, когда он приехал в Россию, обращался к русскому царю с требованием освободить Константинополь и спасти православный народ. Греческие патриархи, когда в XVI веке приезжали в Россию, также требовали от Алексея Михайловича военного похода на Константинополь и создания великой вселенской православной империи. То есть это обращение к тому, что Россия должна рвануть за внешнюю линию, не было желанием наших царей. Освободить свои территории – это да, что-то завоевывать самим – нет, таким наша страна никогда не отличалась», – резюмирует Сергей Перевезенцев.

Ранее «ПолитРоссия» приводила высказывание российского историка Михаила Мягкова, рассказавшего, какие планы имел на Украину Адольф Гитлер, и кого на самом деле украинцы должны благодарить за своей существование.

Вам понравилась статья?