Все там будем: есть ли будущее у пилотируемой космонавтики

Все там будем: есть ли будущее у пилотируемой космонавтики

Полет Юрия Гагарина дал старт новой науке – пилотируемой космонавтике. Каковы перспективы этой дисциплины и нужно ли вообще человечеству летать в космос – разбиралась «ПолитРоссия».

Космос без человека

Начало космической эры, взявшей старт с полета Юрия Гагарина, открыло человечеству новый взгляд как на нашу планету, так и на Вселенную целиком. Выход за пределы неминуемо привел к настоящей революции в науке, и многие свершения были связаны напрямую с присутствием человека в космическом пространстве. Так, на одной только орбитальной станции «Мир», по разным оценкам, было проведено свыше 23 тысяч научных исследований. Физика, клиническая медицина, ботаника, зоология – вот лишь небольшой перечень дисциплин, новые знания для которых добываются непосредственно в космическом пространстве.

Все там будем: есть ли будущее у пилотируемой космонавтики
 / 

Естественно, все это проходит при непосредственном участии космонавтов, каждый из которых сегодня – настоящий ученый или инженер. Если 60 лет назад летный отряд набирался исключительно из числа летчиков-истребителей, то сегодня для полетов на орбиту приглашают астрономов, биологов, химиков, медиков, специалистов в области нанотехнологий, ядерной энергетики, биотехнических систем и так далее. Впрочем, как отметил в беседе с корреспондентом «ПолитРоссии» российский астроном, старший научный сотрудник Государственного астрономического института им. Штернберга Владимир Сурдин, сегодняшние реалии таковы, что польза от нахождения человека в космосе достигла минимальных значений.

«Для науки необходимости в нахождении человека в космосе, в продолжении пилотируемых полетов сегодня нет. Единственная цель полетов – это исследование самого человека там, понимание, на что он способен, сколько он может выдержать. Ведь там невесомость, радиация, масса других неприятностей для человеческого тела. И вот мы убедились, что год человек выдержать может, больше года – это уже проблема, человек возвращается в болезненном состоянии, и нет никакого смысла его держать там дольше. Человек не приспособлен к космосу, ему там очень плохо», – считает Сурдин.

По его словам, космонавтика – это довольно экстремальная и опасная профессия, которую можно сравнить со специальностями военного, летчика-испытателя, пилота глубоководного аппарата. Все эти профессии имеют общую тенденцию: отказ от присутствия человека в опасной зоне и замена оператора на автоматические системы, беспилотные машины и даже на роботов, оснащенных искусственным интеллектом. Такая же тенденция существует и в космонавтике. Более того, она уже себя полностью оправдывает. Так, можно вспомнить историю советских программ «Луна» и «Венера», которые добились значительных успехов без отправления человека в космос. Например, автоматическая межпланетная станция «Луна-3» 7 октября 1959 года впервые смогла сфотографировать обратную сторону Луны. А аппараты проекта «Венера» неоднократно работали на поверхности второй планеты нашей солнечной системы – этого до сих пор не удалось повторить ни Соединенным Штатам, ни любой другой стране мира. 

Все там будем: есть ли будущее у пилотируемой космонавтики
 / 

Случай с Венерой является показательным еще и по той причине, что человеку эта планета полностью недоступна из-за крайне агрессивной атмосферы: давление на ее поверхности в 92 раза больше, чем на поверхности Земли, а температура составляет немыслимые для всего живого 462 градуса Цельсия. Аналогичная ситуация сейчас происходит и с Марсом. Например, марсоход Opportunity работает на Марсе уже седьмой год, орбитальный зонд Mars Odyssey – почти десять лет, а межпланетные аппараты Voyager – более 30 лет. Человек же до Красной планеты пока даже не долетел.

«Долететь до Марса – не проблема, проблема – остаться в живых. Полет туда, полет обратно, а также нахождение там – это критическая доза радиации, полученная человеком. По возвращении мы получим космонавтов с лейкозом, что, конечно, будет означать трагедию. Автоматы же летают и очень успешно. Так стоит ли что-то менять. Другое дело, что все-таки есть желание увидеть на других планетах именно человека. Марсоход – это железка, а человек – это, по сути, любой из нас. Все хотели, чтобы он побегал по Луне, и он это сделал. Хотят, чтобы побегал и по Марсу. А раз хотят, значит, в конце концов он на Марс полетит. Наверное, это будет американский астронавт. Возможно, китайский. Маловероятно, что наш», – думает ученый.

Астроном считает неразумным тратить колоссальные деньги на полеты людей в космос. Все важнейшие задачи решают беспилотные аппараты, их развитие идет в сторону миниатюризации, что опять-таки напрямую противоречит пилотируемой космонавтике. Единственное, что может стать главной преградой на пути к отказам от полетов человека в космос, – это банальное любопытство и тяга к неизведанному. Настоящей же задачи для пилотируемых полетов в космос, по его мнению, уже нет.

Путь к решению проблем человечества

Все там будем: есть ли будущее у пилотируемой космонавтики
 / 

Впрочем, такую точку зрения разделают далеко не все. Об этом говорит как минимум тот факт, что на сегодняшний день список государств, запускавших своего человека в космос, насчитывает порядка 40 стран. При этом речь идет не только о таких державах, как Россия, США или Китай, но и о совсем неожиданных игроках – Сирии или Кубе. Безусловно, беспилотных полетов в нашей время существенно больше, однако, как отметил в беседе с корреспондентом нашего издания академик Российской академия космонавтики имени Циолковского (РАКЦ) Александр Железняков, говорить о какой-то конкуренции в данном случае нельзя.

«Противопоставлять пилотируемую и непилотируемую космонавтику в принципе невозможно. Это то же самое, что рассуждать, какая рука более важная: левая или правая. Обе важны. Так и с космонавтикой. Выбор между пилотируемыми и непилотируемыми полетами на самом деле не имеет под собой никакой реальной причины. Важно и то, и то. Автоматы дополняют людей при определенных условиях. Конечно, существуют условия, в которых может работать только робот. Но наша задача заключается как раз в том, чтоб эти преграды устранить», – считает эксперт.

По его словам, развитие современных технологий неуклонно ведет к тому, что в будущем космонавтика будет представлять собой симбиоз человека и автоматических устройств. В какой-то степени это происходит и сейчас. В будущем же произойдет полноценное разделение полномочий: человек будет ответственен за решение нетривиальных и постановку оригинальных задач, в то время как роботы позволят минимизировать риск ошибок и полностью исключат человеческий фактор при выполнении сугубо технических. Академик уверен, что возможности автоматизированных систем действительно колоссальны, но способность людей быстро ориентироваться в ситуации, гибкость человеческого ума в некоторых случаях могут оказаться незаменимыми.

Все там будем: есть ли будущее у пилотируемой космонавтики
 / 

С этой точкой зрения солидарен и член-корреспондент РАКЦ Андрей Ионин. В интервью нашему изданию он подчеркнул, что сама идея отдать роботам на откуп освоение космического пространства является нереализуемой. И, если в космос летать не надо, то что же тогда вообще делать человечеству? Тем более что именно тяга к звездам и другим планетам в свое время и послужила основой для зарождения космонавтики.

«У человечества есть определенная цель, которая сформулирована достаточно просто: сначала мы освоим Землю, а после должны двигаться дальше. Причем освоение предполагает, что двигается человек, а не роботы. Да, когда двигаются роботы, двигается и наука, но тогда это это изучение Вселенной, а не ее освоение. Бесспорно, сейчас именно изучение играет определяющую роль, и оно, конечно, служит на благо человека. Но, повторюсь, освоение предполагает ногу человека, вступившего на новую поверхность. В этом и заключается будущее пилотируемой космонавтики», – считает эксперт.

Что же касается огромных денег, которых требуют полеты, то это, как говорится, палка о двух концах. Да, действительно, на космическую отрасль государства, в том числе и Россия, тратят колоссальные средства. Но все они вернулись сторицей. Например, панели солнечных батарей, устанавливаемые на космические аппараты, сделали возможным изготовление более эффективных солнечных батарей и для использования на Земле.

Все там будем: есть ли будущее у пилотируемой космонавтики
 / 

Вообще, уверен Андрей Ионин, именно гуманистический посыл космонавтики как науки должен выйти на передний план уже в обозримом будущем. Ведь именно полеты в космос и освоение новых объектов помогут решить человечеству множество земных проблем, таких как, например, экология. По словам эксперта, все они связаны не с тем, что человечество растет и развивается, а с изначально неверно выбранным направлением этого развития. Рано или поздно на Земле исчерпаются полезные ресурсы, и лишь выход в космос способен решить эту проблему.

«Чем дальше мы двигаемся в космос, тем большее количество ресурсов становится для нас доступным. И в пределе, как говорят математики, их цена будет стремиться к транспортным расходам. Мы говорим о невозможности выяснить все отношения на Земле. Но, может быть, нас просто слишком много на планете. И, если мы будем расселяться, то ментальное давление на Землю снизится. А, может, через космические программы, где мы будем работать всеми государствами сообща, мы и придем к миру и согласию. Освоение космоса человеком – это не проблема человечества, это путь к решению этих проблем. И 12 апреля 1961 года был сделан первый шаг на пути к будущему, которое предназначено человечеству», – считает Андрей Ионин.

Об этом же говорит и Александр Железняков. По его словам, когда 60 лет назад Юрий Гагарин первым в мире преодолел земное притяжение, он дал толчок не только развитию науки. Он сделал космос такой же средой обитания, как земля или вода. И именно с того самого дня, 12 апреля 1961 года, последующее освоение космоса стало неизбежным.

«Никогда люди не закончат летать в космос, это только начало. И то, что делается сейчас, тоже следует рассматривать лишь в качестве первой ступени, образно говоря. Если посмотреть фотографии тех лет, посмотреть на те стихийные демонстрации, которые 12 апреля 1961 года состоялись и в Москве, и в Ленинграде, то можно заметить, в том числе, и плакаты с надписями "Все там будем". И это чистая правда – мы все когда-нибудь там будем», – резюмирует Александр Железняков.

Ранее «ПолитРоссия» подробно рассказывала, какие научные задачи позволяет решить сегодня космонавтика и для чего вообще человечеству изучать космос.