В Госдуме заявили о первой чешской голове, полетевшей за «дело Врбетице»

В Госдуме заявили о первой чешской голове, полетевшей за «дело Врбетице»
pixabay.com  / 

Все причастные к чешской провокации по «делу Врбетице» рано или поздно будут вынуждены уйти с политической арены. Об этом «ПолитРоссии» заявил депутат Госдумы РФ Алексей Чепа.

Генеральный прокурор Чехии Павел Земан подал в отставку из-за дела о взрывах во Врбетице в 2014 году. Об этом, как передает издание Lidové Noviny, заявил вице-премьер страны Карел Гавличек. Как отмечается в материале, на решение Земана об уходе повлияло давление со стороны чешского министра юстиции Мари Бенешовой. Она планировала подать дисциплинарный иск против генпрокурора после его выступления на пресс-конференции, посвященной взрывам на оружейных складах.

В Госдуме заявили о первой полетевшей чешской голове за «дело Врбетице»
ФБА «Экономика сегодня»  / 

В то же время, со слов самой Бенешовой, отставка генпрокурора стала для нее полнейшей неожиданностью. Точно такая же реакция сейчас царит и в других ведомствах. Предполагается, что генпрокурор оставит свой пост 30 июня, после чего будет объявлено имя его преемника.

Напомним, в середине апреля Чехия обвинила российские спецслужбы в причастности ко взрыву на складе боеприпасов в деревне Врбетице в 2014 году, в результате которого погибло двое людей. Премьер-министр Чехии Андрей Бабиш назвал это «беспрецедентным террористическим актом». После этого чешские власти выслали из страны 18 сотрудников посольства. В ответ Москва объявила персонами нон грата 20 чешских дипломатов, заявив, что претензии абсурдны и возмутительны. В Кремле подчеркнули, что случившееся сильно навредило отношениям двух государств.

Одним из тех, кто раскручивал версию о причастности РФ ко взрывам, был как раз Павел Земан. В частности, он заявлял, что за «теракт» ответственны те же лица, что замешаны в отравлении экс-сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля в британском Солсбери в марте 2018 года. Примечательно, что и в этом случае, и в случае со взрывами в Чехии Запад не предоставил ни России, ни остальному миру никаких доказательств, хотя бы косвенно подтверждающих справедливость обвинений.

В Госдуме заявили о первой полетевшей чешской голове за «дело Врбетице»
duma.gov.ru  / Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации

Как отметил в беседе с корреспондентом «ПолитРоссии» заместитель председателя комитета Госдумы РФ по международным делам Алексей Чепа, подобных доказательств просто не существует в природе, поскольку все эти истории были выдуманы от начал и до конца. И это значит, что рано или поздно той же Чехии придется отказаться от своих слов.

«Все обвинения скоро канут в лету и исчезнут сами собой, потому что появились они все на пустом месте. Фактов, доказывающих этот чешский бред, просто не существует, они построены исключительно на вымыслах. Поэтому они по-любому отомрут. А когда – это вопрос времени», – уверен депутат.

В то же время, считает парламентарий, уже сейчас очевидно, что чешский эпизод антироссийской кампании принес Западу существенные репутационные издержки. В частности, в достоверности обвинений в адрес РФ усомнился даже действующий президент Чехии Милош Земан, за что на родине его моментально окрестили предателем. Что же касается его однофамильца, Павла Земана, то он, очевидно, поплатился за неубедительный фейк своей карьерой. И такая участь, уверен Алексей Чепа, в скором будущем постигнет всех, кто причастен к этой истории.

«Естественно, это политическое увольнение. Вообще, вся эта история с обвинениями связана с политической борьбой и давлением русофобского крыла из Америки и Европы. Я думаю, что генпрокурор неспроста ушел со своего поста. Это первая полетевшая голова за неудачную кампанию против России. Неудачную, потому что они так и не смогли придумать внятную легенду, и даже собственный президент им не поверил. И так будет с каждым. Все эти лжецы и провокаторы рано или поздно будут вынуждены уйти с политической арены», – резюмирует Алексей Чепа.

Ранее «ПолитРоссия» приводила мнение депутата Госдумы РФ Антона Морозова, призвавшего рассматривать «дело Врбетице» исключительно в юридической плоскости.