Спор с претензией: почему Эстония продолжает мечтать о российских территориях

Спор с претензией: почему Эстония продолжает мечтать о российских территориях
forttour.net  /  Пресс-служба EstRusFortTour

Официальная граница между Россией и Эстонией существует уже более тридцати лет, однако в Таллине продолжают заявлять о претензиях на часть российских территорий. В чем причина этого спора и кому выгодно ворошить события, давно канувшие в историю, разбиралась «ПолитРоссия».

Эстония мечтает о российских территориях

Спор с претензией: почему Эстония продолжайте мечтать о российских территориях
wikipedia.org / Saeima / Baltijas Asamblejas 38.sesija / CC BY-SA 2.0

В минувшее воскресенье, 4 июля, бывший спикер парламента Эстонии, а ныне кандидат в президенты страны Хенн Пыллуаас потребовал от России вернуть часть территории в соответствии с подписанным в 1920 году Тартуского мирного договора. Согласно этому документу, к Эстонии отходили часть Псковской губернии (ныне Печорский район Псковской области) и территории на правобережье Нарвы (ныне территории в Ленинградской области). Но уже в 1944 году эти территории были возвращены РСФСР. И сейчас, по мнению Пыллуааса, эти территории вновь должны считаться эстонскими.

Стоит отметить, что это уже далеко не первый случай, когда в Эстонии предлагают вернуться к соглашению от 1920 года. Все тот же Пыллуаас поднимал эту тему в начале текущего года в рамках своего новогоднего обращения к гражданам. Тогда спикер парламента заявил, что граница между Эстонией и Россией, согласованная 101 год назад, согласно международному праву, действует и сегодня. Такую же точку зрения высказала в 2020 году и президент Эстонии Керсти Кальюлайд, подчеркнув, что именно Тартуский договор является свидетельством о рождении эстонского государства.

Спор с претензией: почему Эстония продолжайте мечтать о российских территориях
Prt Scr youtube.com / Инфосила

Как отметил в беседе с корреспондентом «ПолитРоссии» историк, политолог, руководитель исследовательских программ Фонда «Историческая память» Владимир Симиндей, подписанный в Тартусе договор действительно официально и дипломатически закрепил победу Эстонии в Освободительной войне 1918-1920 годов. Более того, именно после этого прибалтийское государство закрепилось на мировой арене в качестве полноценного субъекта международных отношений. Однако все это закончилось уже через 20 лет, когда Эстония официально вошла в состав СССР.

«Я лишь напомню, что Российская Федерация признает Эстонскую Республику не как реинкарнацию межвоенной республики или диктатуры Константина Пятсу, а как новое независимое государство, возникшее в результате распада СССР. А в состав Советского Союза она, как считает Москва, вошла совершенно добровольно. Конечно, сегодня они пытаются переписать историю, рассказывая о так называемой советской оккупации. Однако в действительности факт остается фактом: с 1940 года мы можем говорить лишь об ЭССР. И в этой связи любые двусторонние документы, которые существовали в довоенный период, воспринимаются как документы сугубо исторические», – объясняет историк.

Такой же позиции придерживаются и российские власти. Так, официальный представитель МИД РФ Мария Захарова еще в конце января текущего года заявила, что Эстония утратила статус субъекта международного права в 1940 году после вступления в состав СССР. С этого момента Тартуский договор, по ее словам, утратил свою силу, поскольку стороны, его подписавшие, оказались в составе одного государства.

По словам Владимира Симиндея, существует, в конце концов, и историческая справедливость, поскольку на территориях, претензии на которые предъявляет Эстония, всегда проживало русское население. Река Нарва же и вовсе являлась границей Эстляндской и Санкт-Петербургской губерний Российской империи. Более того, сейчас именно она является официально признанной восточной границей Европейского союза. Поэтому можно с полной уверенностью утверждать, что все притязания Таллина и Хенна Пыллуааса в частности имеют отнюдь не исторический характер.

Предвыборный выхлоп

Спор с претензией: почему Эстония продолжайте мечтать о российских территориях
wikipedia.org / Kaupo Kalda

С 10 августа по 29 сентября в Эстонии пройдут выборы президента страны. Как уже известно, одним из кандидатов на пост главы государства является и Хенн Пыллуаас. И очевидно, что выдвиженец от Консервативной народной партии Эстонии решил вести свою избирательную кампанию наиболее провокационным образом. По словам Владимира Симиндея, в этом отношении любые заявления экс-спикера парламента необходимо рассматривать лишь в контексте его весьма специфичной работы с электоратом.

«Безусловно, речь в данном случае в большей степени идет об активности национал-популистской партии EKRE, которую и представляет Пыллуаас. Впереди в Эстонии выборы президента. Там это архаичная и довольно запутанная процедура. Сначала будут попытки избраться в парламент Риги. И если они не оправдаются, будут привлечены выборщики из местных самоуправлений. Кроме того, впереди в Эстонии и выборы в сами местные самоуправления, на которых партия EKRE, выкинутая из правящей коалиции в оппозицию, намерена взять своего рода реванш», – рассказывает Симиндей.

Стоит отметить, что выборы президента Эстонии проводятся в Государственном собрании Рийгикогу. Если в первом туре президента избрать не удастся (избранным считается кандидат, за которого проголосовали не менее 2/3 состава парламента или 68 депутатов), то на следующий день проводится второй тур, при этом кандидаты выдвигаются заново. Если и во втором туре президент не избран, то в тот же день проводится третий тур, в котором участвуют два кандидата, набравшие наибольшее количество голосов во втором туре.

Спор с претензией: почему Эстония продолжайте мечтать о российских территориях
flickr.com / Heikki Siltala

Если президент не избран и в третьем туре, спикер Рийгикогу созывает Коллегию выборщиков, состоящую из депутатов Рийгикогу и представителей советов местных самоуправлений. Именно поэтому, отмечает Владимир Симиндей, ради достижения своей цели Пыллуаас и его соратники по партии используют любые темы, начиная от национал-консервативных и связанных с семейными ценностями и заканчивая национал-реваншистскими разговорами и попытками переписать действенность давно ушедших в историю международным соглашениям, каковым и является Тартуский мирный договор с Советской Россией.

«Говорить о практической значимости очередного выхлопа от господина Пыллуааса не приходится. Пыллуаас может пылать сколько угодно, но на политике это все не отражается. У него нет шансов стать президентом Эстонии. Он рассчитывает разве что на какой-то результат на местных выборах, не более того», – считает историк.

Вместе с тем в определенной части эстонского общества настроение определенного реванша все же существует. Однако заинтересованность в российских территориях во многом осекается неприятием того, что эти территории заселены русскими. И что с ними делать, в Эстонии не очень понимают, потому что эстонское общество расколото в постсоветский период достаточно сильно, и все попытки интегрировать русских носят либо половинчатый, либо ханжеский характер. 

«Политический ландшафт Эстонии сегодня разделен не только по национальному признаку, но и по вопросам, связанными с выбором между ультралиберализмом и семейными ценностями. И поэтому какая-то небольшая часть русскоязычного электората тоже может симпатизировать национал-популистам из EKRE, поскольку последние просто выгоднее смотрятся на фоне тех, кто поддерживает ЛГБТ и так далее», – уверен Владимир Симиндей.

Договор о российско-эстонской границе

Спор с претензией: почему Эстония продолжайте мечтать о российских территориях
wikimedia.org / Laima Gūtmane (simka)

Говоря о территориях, которые по итогам Тартуского мира должны были отойти Эстонии, нельзя не отметить, что сам Таллин фактически отказался от всех притязаний. Еще в 2005 году эстонский парламент ратифицировал договор о границе с Россией, добавив к нему преамбулу со ссылкой на Тартуский мирный договор, но за исключением той его части, где говорится о входящих в состав России территориях. Впрочем, Москва согласовывать такой «раздел земель» наотрез оказалась по причине имеющейся отсылке к договору 1920 года. Как отмечает Владимир Симиндей, любое упоминание Тартуского соглашения расценивается российской стороной как претензия на свои земли.

Эстонцы свою ошибку поняли и в 2014 году, согласовали новый вариант договора о совместной с РФ границе – на этот раз без каких-либо отсылок к историческим документам. Договор прошел процедуру одобрения в эстонском парламенте, однако Россия ратифицировать его по-прежнему не спешит. В итоге, отмечает историк, это позволяет отдельным представителям Эстонии мечтать о землях в Псковской и Ленинградской областях даже при наличии официальных границ между государствами.

«Не очень понятно, зачем российская сторона так затянула с ратификацией договора о границе. Это можно и нужно было сделать уже давно, чтобы с формальной точки зрения закрыть этот вопрос. Я считаю, что это просчет нашей дипломатии, который уже давно нужно было исправить. Очевидно, были расчеты на то, чтобы на каком-то этапе удастся добиться улучшения атмосферы двусторонних отношений, и уже на этом фоне закреплять границу», – считает Владимир Симиндей.

Спор с претензией: почему Эстония продолжайте мечтать о российских территориях
slovodel.com /

По мнению историка, рано или поздно соглашение о границе все же будет ратифицировано. И уже сам этот факт сможет послужить отправной точкой для дальнейшего улучшения отношений между государствами. Ключ к этому сейчас находится в руках у Москвы, однако если Эстония попробует в очередной раз вспомнить о документах давно ушедшей эпохи, ни о каких позитивных изменениях можно и не мечтать. Впрочем, на статус территорий Псковской и Ленинградской областей ни один из возможных вариантов развития событий все равно повлиять не сможет.

«Конечно, есть какие-то потаенные мысли и желания определенной части эстонского истеблишмента: если случится так, что Россия вдруг ослабеет, то тогда они сдуют пыль с папок со своими претензиями и каким-то образом смогут поучаствовать в дележе России. Но это все пустые мечтания. Россия должна оставаться сильной и не позволять внешним силам оказывать давление. И в этих условиях любые территориальные претензии не имеют никакого смысла», – резюмирует Владимир Симиндей.

Ранее «ПолитРоссия» приводила мнение министра иностранных дел Российской Федерации Сергея Лаврова, сравнившего политику стран Балтии с поведением дворовых хулиганов.

Вам понравилась статья?