"

Война будущего: на что способны новые сетецентрические соединения армии РФ

Применение сетецентрической модели ведения войны даст российским вооруженным силам солидное преимущество над противником. Об этом «ПолитРоссии» рассказал военный эксперт Виктор Мураховский.

Единая сеть для российской армии

Вооруженные силы Российской Федерации пополнились соединениями, способными вести масштабные сетецентрические операции. Как сообщает РИА Новости со ссылкой на источники в военном ведомстве, они работают по принципу, предполагающему, что все участники боевой операции становятся частью одной сети передачи данных. И это, в свою очередь, позволяет достичь информационного и коммуникационного превосходства над противником. Более того, несколько соединений уже получили полноценный комплект единой системы управления тактического звена (ЕСУ ТЗ), созданной воронежским концерном «Созвездие».

Как отметил в беседе с корреспондентом «ПолитРоссии» член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ, главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский, ЕСУ ТЗ позволяет создавать единую сеть, информацией из которой может пользовать экипаж любой машины, подключенной к системе. При этом состав звеньев этой цепи достаточно традиционен. В нее, в частности, входят средства противовоздушной обороны, беспилотные летательные аппараты, наземная бронетехника, артиллерийские установки и даже подразделения личного состава за счет комплексов «Стрелец» и экипировки «Ратник». И в итоге все эти участники объединяются в единую систему, главная цель которой - ускорить принятие решений и действия войск в условиях боя. Помимо этого, она сопрягается с автоматизированными системами управления других вооруженных сил, например, с ВКС.

«Единая система управления тактического звена объединяет и командные пункты, и средства управления различными каналами. Там есть и радиочастотный, и другие диапазоны. И информация там обрабатывается в едином массиве, после чего автоматически распределяется по потребителям в зависимости от их предназначения. На командных пунктах есть системы не только отображения информации, но и обработки больших массивов данных, и создания разведывательно-ударных и огневых контуров в режиме реального времени», - объясняет эксперт.

По его словам, ЕСУ ТЗ позволяет обеспечить согласованность применения родов войск, систем и средств боевого управления, разведки, навигации и связи в условиях изменяющейся оперативно-тактической обстановки. Кроме того, применение единой системы управления позволяет сократить цикл управления войсками в три раза. Иными словами, войска существенно выигрывают во времени, необходимом для принятия решения командованием по конкретной боевой задаче и подготовки войск к ее выполнению.

«Допустим, у нас есть самолет дальнего обнаружения или беспилотник, который выслеживает цель и загружает ее координаты в единую тактическую сеть. И уже оттуда эта информация попадает на огневые средства поражения, причем все координаты загружаются в автоматическом режиме. То есть, условные артиллерийская установка или зенитный ракетный комплекс самостоятельно определяют, куда будет наноситься удар. От человека же, в данном случае от командира, требуется лишь дать свое разрешение открыть огонь по цели», - объясняет Виктор Мураховский.

Важно отметить, что распространение единой системы управления происходит синхронно с разработкой в Росси новых образцов самого современного оружия. Например, к ЕСУ ТЗ уже успешно подключались уже успешно подключались самоходные артиллерийские установки «Мста-С-М2», которые в начале января текущего года даже успешно отработали в рамках этой системы военные маневры. Также российскими специалистами были протестированы и сетецентрические возможности поступающих в войска танков Т-90М «Прорыв». Помимо этого, терминалы ЕСУ ТЗ ставят на танки Т-14 «Армата», огнеметные системы «Тосочка», реактивные системы залпового огня «Торнадо», беспилотные летальные аппараты «Орлан», различные машины связи и мобильные командные пункты, зенитные ракетные комплексы «Тор» и «Бук-М3».

Россия возвращает лидерство

Концепция сетецентрической войны во всем мире читается исключительно американским изобретением. В частности, ее родоначальниками принято называть вице-адмирала ВМС ВС США Артура Себровски, научного сотрудника Пентагона Джона Гарстка и адмирала Джея Джонсона. На основе их идей Пентагон запустил программу «Боевая система будущего» (Future Combat Systems). Речь шла о создании целого комплекса систем, объединенных на глобальном уровне. Все компоненты FCS предполагалось связать единой сетью, каждый узел которой получал бы всю необходимую информацию в режиме реального времени. Конкретно эта программа успехом не увенчалась и была свернута в 2009 году, однако, по словам Виктора Мураховского, это не помешало американцам остаться в статусе первопроходца сетецентрических соединений.

«США с некоторых пор считаются лидером в этом направлении. Я имею в виду систему BCB2, которая работает на уровне одной боевой бригады. Создают они и систему BS - это уже оперативно-стратегический уровень. Они, конечно, пока ничего не реализовали на практике, одна далеко продвинулись в том, что касается отказа от традиционного подхода ведения войны в пользу сетецентрических моделей», - объясняет эксперт.

Впрочем, саму идею об объединении усилий средств разведки, автоматизации управления и огневого поражения еще в середине 1980-х годов высказывал маршал СССР Николай Огарков. Именно тогда же началась и разработка армейских автоматических систем управления. В частности, в Советском Союзе использовалась передовая на тот момент система «Маневр», которая даже в условиях значительного отставания в СССР развития средств связи, средств вычислительной техники и общего программного обеспечения по многим характеристикам превосходила все существующие аналоги.

«Надо сказать, что на развитие наших систем неактивно повлиял период после распада СССР. Потому что в советский период именно мы были передовыми в этом вопросе. У нас была автоматизированная система управления "Маневр" тактического звена. И внедрена она была впервые в мире именно в советских вооруженных силах. Но, поскольку потом разработчик системы оказался за пределами России, мы эта технологию потеряли. И ее возрождение уже на новом технологическом и программном уровне давалось нашей стране непросто. Но в итоге эту задачу удалось решить, и сегодня несколько соединений сухопутных войск уже оснащены этой системой», - отмечает Виктор Мураховский.

По его словам, сейчас можно с полной уверенностью сказать, что именно за сетецентрической моделью ведения боевых операций настоящее будущее. Важно понимать, что такие системы являются распределенными и рассредоточенными, то есть у них нет какого-то единого сервера, на работу которого все и завязано. И это, в свою очередь, делает систему устойчивой к огневому и функциональному поражению различными средствами. В то же время, она позволяет резко сократить цикл боевого управления. А опережение в циклах боевого управления дает превосходство над противником. Впрочем, наибольший интерес сетецентрическая модель представляет еще и потому, что с ее помощью многие операции, происходящие в условиях боя, могут делегированы от человека компьютеру и, возможно, искусственному интеллекту.

«Там постоянно обрабатывается гигантский объем пространственной информации, во многом получаемой автоматически. То есть местоположение как подразделений, так и отдельных единиц техники, связь через любые каналы передачи данных. При этом формализованные данные могут обрабатываться интеллектуальными системами, которые способны работать с большими массивами информации и системами поддержки принятия решений, которые тоже опираются на элементы искусственного интеллекта. И с развитием таких технологий мы в рамках той же ЕСУ ТЗ получим понимание того, как будет протекать война будущего и получим в ней серьезное преимущество перед конкурентами», - резюмирует Виктор Мураховский.

Ранее «ПолитРоссия» приводила мнение аналитиков портала Business Insider, рассказавших о том, как Россия превратила танк Т-72 в настоящего «охотника-убийцу».