«Омикрон», газовый рекорд и провал Байдена: какие предсказания Ротшильдов сбылись в 2021 году

Прогнозы журнала The Economist на международные события следующего года порой удивительно точно попадают в цель. Редакция «ПолитРоссии» выяснила, какие из пророчеств «рупора Ротшильдов» сбылись в 2021 году.

Британский журнал The Economist, также известный как «глобальный рупор Ротшильдов» (издание принадлежит старейшему финансовому клану), ежегодно выпускает декабрьский номер с зашифрованным посланием на обложке. Посредством различных «пасхалок» журналисты издания прогнозируют международные события следующего года и порой делают это весьма и весьма точно.

В конце 2020 года коллаж был посвящен риску и удаче, поэтому номер вышел в стиле игрового автомата, слоты на котором и стали пророчествами.

Пандемия

Весь первый лот посвящен распространению короновирусной инфекции, что, в принципе, предсказуемо. Собственно, даже представители Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) предрекали многолетнюю борьбу человечества с миром вирусов. Поэтому неудивительно, что The Economist предсказал битву за вакцины (картинка со шприцом), а также новые ограничения и локдауны (смайлик в маске).

Примечательно здесь другое: непонятно, зачем аналитики издания продублировали по смыслу эти иконки изображением, собственно, коронавируса, ведь у «рупора Ротшильдов» все имеет смысл. Тогда, в 2020 году, многие дешифровщики посланий The Economist (да, такие есть) предположили, что речь идет о новом штамме, а красный цвет говорит о представляемой для человека угрозе. И они оказались правы.

Впервые выявленный в Ботсване и Южно-Африканской Республике в ноябре 2021 года штамм «Омикрон» оказался самой опасной угрозой, причем не только для здоровья человека, но и для мировой экономики. Рынок отреагировал на появление нового вируса обвалом цен на нефть и на фондовых площадках. Даже неудержимый биткоин отметился 8%-ным падением. Конечно, позже врачи и ученые объяснили: болезнь при таком заражении протекает в легкой форме и не имеет серьезных последствий, однако финансисты все же снизили экономические прогнозы на 2022 год.

Ядерная бомба

Появившуюся над Байденом атомную боеголовку в 2020 году интерпретировали намерением будущего президента США вернуться в иранскую ядерную сделку, более известную как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД). Да, переговоры действительно возобновились, но взаимные упреки и угрозы применения оружия вряд ли можно назвать полноценным возвращением.

Зато США впервые разместили в Норвегии стратегические бомбардировщики В-1В, которые, как выяснилось, были переброшены к российской границе, чтобы в случае конфликта уничтожить Балтийский и Черноморские флоты. Более того, Пентагон завершил модернизацию ядерных бомб В61-3 и В61-4 до версии B61-12 и «отработал» атомную бомбардировку по России. Многие эксперты отмечали: бомба британского журнала направлена вверх, что якобы говорит о мирных намерениях Вашингтона в вопросе ядерного разоружения. Однако на деле США действовали так, словно хотели повторить Карибский кризис 1962 года.

Падение Байдена

Слот на «одноруком бандите» выбирается только при четком попадании на середину линии. Положение же картинки с Байденом говорит о его шаткой позиции. Конечно, в конце 2020 года аналитики The Economist скорее подразумевали избирательную кампанию в США, но слово «шаткий» стало весьма пророческим для главы Белого дома.

Легендарное тройное падение Байдена на трапе самолета стало началом целой серии конфузов главы американской администрации: он засыпал на официальных мероприятиях, путал женщину с мужчиной, здоровался с невидимкой и многое-многое другое. Все это вкупе с провалами во внутренней (после штурма Капитолия в американском обществе наметился явный раскол и поляризация, о чем, кстати, тоже предупреждал The Economist) и внешней политике (взять хотя бы вывод войск из Афганистана) обернулось для президентства Байдена мощнейшим со времен Второй мировой войны падением рейтинга доверия граждан.

Борьба с ветряными мельницами

Картинка ветрогенератора, судя по всему, предсказывала переход на возобновляемые источники энергии. Но, как показал конец года, эти планы оказались преждевременными. Энергетическая политика Запада в 2021 году отметилась бессмысленной борьбой с Россией, против которой продолжали вводить санкции и пытались закрыть перспективные экономические проекты, одним из которых стал «Северный поток - 2».

По иронии судьбы именно нестабильность выработки возобновляемой энергии стала причиной исторического кризиса на газовом рынке Европы. Из-за штиля в морях европейские страны сократили производство электричества ветряными станциями, в итоге государствам пришлось переключиться на традиционные газ/нефть/уголь, однако было слишком поздно. Недостаточное количество накопленных ресурсов перед отопительным сезоном, а также слухи о закрытии «СП-2», который должен был обеспечить Старый свет дешевым голубым топливом, спровоцировали резкий рост цен.

Казалось бы, идеальная ситуация для «Газпрома», но Россия заинтересована не в спекуляции, а в стабилизации энергетического рынка. Кстати, лишь благодаря усилиям Москвы, в частности заявлениям Владимира Путина, стоимость газа возвращалась к нормальным значениям. Но новые выпады в адрес «СП-2» могут вновь взбудоражить едва стабилизированный рынок, как это, например, сделала глава МИД ФРГ Анналена Бербок.

Ни слова о русских

На обложке с прогнозом на 2021 год впервые за очень долгое время не было ни намека о России, что можно также посчитать пророчеством. Игнорирование Западом российских интересов в этом году перешло все границы, кроме, конечно, красных линий. Многолетняя политическая и военная экспансия НАТО, в частности США, вынудила Москву потребовать от западных стран гарантий безопасности, которые стали, как отмечал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, фактически «вопросом жизни и смерти».

Каким будет ответ на представленные проекты соглашений, подразумевающие отказ Североатлантического альянса от расширения на восток, и захочет ли Запад наконец учитывать интересы России, станет известно, как ожидается, после новогодних каникул, в рамках переговоров Москвы и Вашингтона.

Стоит отметить, что обложка The Economist на 2022 год вновь не содержит отсылок на Россию. Ну что ж, поживем - увидим.