Politico: чиновники Еврокомиссии дрожат от холода в кабинетах из-за энергокризиса

Politico: чиновники Еврокомиссии дрожат от холода в кабинетах из-за энергокризиса

Чиновники Еврокомиссии дрожат в кабинетах от холода из-за энергокризиса. Об этом пишет издание Politico. «ПолитРоссия» публикует эксклюзивный пересказ материала.

Как утверждают авторы, раньше чиновников ЕС заботили только ученые степени Колледжа Европы, однако сегодня их беспокоят в первую очередь градусы Цельсия в рабочих кабинетах. На фоне резкого роста цен на энергоносители, вызванного украинским конфликтом, ЕС ограничил температуру в своих институциональных зданиях в Брюсселе на уровне 19 градусов.

Это вызывало недовольство внутри учреждений, поскольку чиновники, которые внимательно следят за своими термостатами, спорят о том, действительно ли жертва того стоит.

«“Холодно”, – сказал один дрожащий чиновник ЕС, работающий в здании Берлаймонта, штаб-квартире Европейской комиссии. “Почти все жалуются. Мы понимаем энергетический кризис, но работать в таких условиях довольно неудобно”», – приводит слова чиновника Politico.

При этом те, кто жалуются на такие условия, сталкиваются с осуждением от своих коллег.

«Как они смеют жаловаться, когда у людей в Киеве нет электричества?», – сказал второй чиновник, работающий в том же здании, пишет Politico.
Politico: чиновники Еврокомиссии дрожат от холода в кабинетах из-за энергокризиса

Другие сотрудники ЕС, работающие по всему Брюсселю, также прямо высказывают осуждение.

«Те, кто сообщает о заморозках, слабы – температура хорошая», – заявил представитель DG CONNECT.

По всему городу в зданиях генеральных директоратов – по сути, министерств ЕС – температура в помещениях падает, и еврократы натягивают теплую одежду, от шарфов до водолазок в стиле Эммануэля Макрона, отмечают журналисты. При этом некоторые гордятся тем, что замерзают на своем рабочем месте. По их словам, такие условия им только в радость.

«Чем холоднее, тем лучше для меня», – сказал комиссар ЕС Польши Януш Войцеховский.

Ранее «ПолитРоссия» объясняла, почему желание Украины получить американский газ превратилось в «соль на ране» для Евросоюза.