Что если бы с ИГИЛ* боролась Красная армия?

plashka-kvadrat

Радикальный исламский терроризм по праву считается одной из главных бед нашего времени — в этом убеждают хотя бы те зверства, что творят представители одиозной террористической группировки «Исламское государство»*. Именно поэтому особое значение имеет та военная кампания, которая была развернута против боевиков силами ВКС РФ. На данный момент эта операция более чем успешная, однако не стоит забывать, что история тоже может многое дать нам для разработки более эффективной стратегии борьбы. Так, эксперт французского издания Agora Vox Оливье Паскье поделился своим мнением на тему того, что было бы, если бы с ИГИЛ боролась Красная армия.

Когда в июне 1941 года Адольф Гитлер разорвал советско-германский пакт 1939 года и начал операцию «Барбаросса», он рассчитывал одержать молниеносную и эффектную победу, тем самым доказав всему миру превосходство нацистской политики над коммунистическими идеалами. Собственно, именно для этого в своей широкомасштабной операции немецкий диктатор задействовал порядка 3,8 миллиона солдат.

Что из этого вышло в итоге, мы все прекрасно знаем — ничего. Красная армия получала один удар за одним, однако выстояла. И в конечном итоге сумела реорганизоваться и разработать эффективную стратегию борьбы с захватчиками. Так, огромную роль сыграл перенос советского производства на Урал и создание транспортной сети для поставок на фронт. Кроме того, американскую помощь отныне направлялась в СССР через Иран, что обезопасило дорогу и исключило вариант, при котором ценные грузы попадали бы в руки к немцам.

Но, конечно же, основная заслуга в победе над Третьим Рейхом лежит на плечах советских военачальников. Так, нельзя не упомянуть об операции «Уран», запущенной в ноябре 1942 года для освобождения Сталинграда от 6-й армии генерала Паулюса. Операция была направлена на достижение двух целей: отрезать немцев от линий снабжения и добиться дезорганизации окруженной армии. Эти шаги позволили советским войскам отбить атаки противника и полностью освободить свою территорию.

Ответ немцев хоть и последовал незамедлительно, но оказался крайне слаб — малое количество подкреплений, традиционная уже недооценка советских сил, а также вынужденная «работа» на два фронта сделали свое дело. И эта ситуация сыграла на руку Красной армии, позволив перехватить инициативу благодаря неожиданным и болезненным для врага операциям, окончательно обескровив его.

Как отмечает Оливье Паскье, советская военная тактика подразумевала длительную войну с чередой операций для нейтрализации врага в военном и логистическом плане. И, по мнению автора, такой же подход мог бы принести плоды и в войне с ДИГИЛ, поскольку она носит прежде всего идеологический характер.

Все дело в том, что «Исламское государство» продолжает «экспортировать» свой терроризм ударами по вражеской территории. Тем не менее оно ведет борьбу на незнакомой земле и пытается неожиданно ударить там, где правительства этого не ожидают. Не осознает оно и их ответного потенциала. Именно такое поведение напоминает позицию Вермахта, который на протяжении нескольких лет войны не мог осознать, что блицкриг с СССР не сработает.

И, говоря об ИГИЛ, стоит отметить, что даже в тех случаях, когда, казалось бы, все уже потеряно, кардинальная реорганизация военной стратегии, промышленной политики поддержки армии и системы международных альянсов может полностью изменить тенденцию.

Петр Архипов по материалам ИноСМИ

*Организации, запрещенные на территории Российской Федерации

 

09 февраля 2017 в 13:25
Оставьте свой комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *