«Умеренный» враг: сирийская оппозиция и военный конфликт

война в сирии

Как сообщает ТАСС, представители сирийской оппозиции объявили о создании единой делегации, которая будет участвовать в межсирийских переговорах, запланированных на 20 февраля в Женеве. Информация об этом содержится в опубликованном коммюнике по итогам встречи оппозиционных сил в Эр-Рияде.

Отмечается, что делегация будет состоять из 21 участника, половину которых составят представители вооруженных группировок. В другую же половину войдут члены политического крыла Высшего комитета по переговорам сирийской оппозиции, независимые оппозиционеры, а также участники «московской» и «каирской» групп.

Известно имя и главного переговорщика делегации — им избран Мухаммед Сабра. Руководителем же официального представительства сирийской оппозиции на женевских переговорах станет один из лидеров Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил (НКОРС, стамбульская группа) Сирии Наср аль-Харири. Также отмечается, что в состав делегации войдут 20 советников по военным, политическим и юридическим вопросам.

Напомним, что 10 и 11 февраля в Эр-Рияде проходило заседание сирийской оппозиции, в котором приняли участие члены НКОРС, ВКП, а также представители вооруженных группировок, участвовавших в переговорах в Астане. А непосредственно переговоры по Сирии проходили в Астане 23-24 января. В них участвовали единая делегация сирийской вооруженной оппозиции, представители официального Дамаска, Россия, Иран и Турция. Главным их результатом стало принятие итогового коммюнике, предусматривающего создание механизма по контролю за соблюдением перемирия.

Стоит отметить, что сирийская оппозиция — это, пожалуй, один из важнейших участников переговоров по продолжающемуся в стране военному конфликту. Ведь именно протестное движение, организованное оппозиционерами в 2011 году, и стало катализатором все дальнейших военных действий. Изначально все развивалось по уже довольно привычному «арабскому» сценарию. Недовольство действующей властью, требование проведения реформ, первые массовые беспорядки — казалось, что еще немного, и ситуация в Сирии разрешится путем прихода ко власти какого-нибудь прозападного ставленника. Однако все пошло несколько по иному сценарию.

Механизмы «Арабской весны» в случае с Сирией, что называется, дали сбой — правительству Башара Асада удалось сохранить единство, в результате чего мятежником пришлось отступить и заняться уже так называемой «партизанской» деятельностью. Собственно, так страна и оказалась охвачена гражданской войной, оставленная после которой «выжженная земля» послужила крайне благодатной почвой для разрастания терроризма.

На данный момент количество оппозиционных группировок, действующих на территории Сирии, достаточно велико, однако всех их можно разделить на три условные категории: эр-риядскую, московскую и каирскую. Названия эти условны и выбраны по местам их образования, общая же логика создания у всех трех была одинаковая: зарубежная оппозиция, имеющая международное признание и легитимность в глазах мирового сообщества, дополнялась силами, действующими непосредственно в самой Сирии.

Проще говоря, различные комитеты и советы сирийских политиков-эмигрантов стремились заручиться поддержкой группировок, воюющих и контролирующих какие-то территории в самой Сирии. Те же в свою очередь были заинтересованы в том, чтобы кто-то представлял их на женевских переговорах. Таким образом опорой эр-риядской группы стали Исламский фронт и Сирийская свободная армия; московской — Сирийская национал-социальная партия, а также члены Национально-прогрессивного фронта, а каирская видит свою основную опору в курдах и прежде всего в курдской Партии демократического союза.

Все они преследует различные цели и, разумеется, мешают друг другу, что приводит нередко приводит к вооруженным стычкам. Так, в июле прошлого года бои между противниками Башара Асада шли одновременно в провинциях Идлиб, Дамаск, Дераа и Кунейтра. Добавляли головной боли и боевики «Исламского государства», также не брезговавшие нападениями на оппозиционные отряды. Например, в ноябре 2016 года террористы радикальной исламистской группировки атаковали более умеренных противников с использованием химического оружия.

Размежевание в рядах сирийской оппозиции в конечном итоге привело к тому, что во время одного из переговорных процессов у режима Асада возникли сложности с тем, чтобы определиться, с кем именно следует вести диалог. Собственно, именно поэтому и важно определять состав участников к каждому раунду переговоров, что и было сделано в преддверии женевского «круглого» стола, запланированного на 20 февраля.

Не стоит забывать и о том, что времена, когда сирийские оппозиционеры, представляли собой главную угрозу на территории республики, остались позади. Сейчас враг один, и имя ему — исламский терроризм. И выбор относительно того, какую сторону в этой войне принимать, необходимо делать каждому. Еще в конце декабря прошлого года министр обороны РФ Сергей Шойгу недвусмысленно намекнул, что те отряды оппозиции, которые не поддержат режим прекращения огня в Сирии, будут автоматически приравниваться к террористическим группировкам «Исламское государство» и «Джебхат ан-Нусра». А это значит, что выбора у оппозиции, по сути, нет никакого — все, что им остается, это вести переговоры, дабы в дальнейшем единым фронтом присоединиться к российским и сирийским войскам, ведущим борьбу с террористами «Исламского государства». Впрочем, для этого группы все же должны сесть за стол переговоров, чтобы выработать единую позицию по урегулированию сирийского кризиса.

Материал подготовил Петр Архипов

Оставьте свой комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *