The Guardian: Кризис в Каталонии подпитывается пагубными мифами с обеих сторон

Фото: wikipedia.org/Pere prlpz

Фото: wikipedia.org/Pere prlpz

Референдум может привести к кризису всю Европу, поскольку Испания не является репрессивным централизованным государством, которое сможет самостоятельно признать движение за независимость или противостоять ему.

За последние четыре десятилетия экономические показатели, человеческий потенциал, демократическая целостность в Каталонии улучшились, однако в настоящее время регион стал эпицентром одного из худших в Европе территориальных и конституционных кризисов. Издание The Guardian опубликовало факторы возникновения данного парадокса.

Ответ кроется не в экономике. Испания, и в особенности Каталония, растет быстрее, чем большинство европейских стран. Это не глубокий этнолингвистический конфликт. Отношения между каталонскими и испанскими лидерами являются образцовыми.

Проблемы возникают в идеях. Два пагубных мифа лежат в основе нынешнего тупика. Первый, разделяемый представителями движения за независимость и левой интеллигенцией, заключается в том, что правительство Испании исторически было авторитарным и централистическим. Второй, обычное мнение среди испанских профсоюзных деятелей и правых мыслителей, заключается в том, что ястребы справляются с такими кризисами лучше, чем голуби.

Взгляд на централизованное управление в Испании как угнетающее с самого начала подпитывал каталонское движение за независимость. Однако Испания никогда не была централизованным и абсолютистским королевством, изображаемым, например, в сравнении британской и испанской империй. Наоборот, по словам экономических историков, таких как Регина Граф, Испания была крайне децентрализованным государством, где политика зародилась в результате переговоров между различными фракциями.

С самого начала Испания обладала плюралистическим политическим направлением. Правители из крошечных христианских государств, находясь хотя и в постоянной конкуренции друг с другом, предоставляли большие свободы поселенцам территорий, отвоеванных у арабов. Испанские города и регионы пользовались способностями к самоуправлению, неизвестными в других странах. Они наложили вето на политику центрального правительства.

Успехи и неудачи современной Испании во многом связаны с этим наследием. С одной стороны, сосуществование различных региональных правил и налогов затрудняло создание единого экономического рынка. С другой стороны, территориальное разнообразие поощряло толчок конкуренции и сотрудничества, которые привели к чрезвычайному прогрессу Испании после восстановления демократии с конституцией 1978 года.

Положительные побочные эффекты этих исторических свобод выходят за рамки экономической сферы. У испанцев есть скептически настроенные к власти представители. Этот антиэлитизм можно увидеть в повседневной жизни любого города, где люди из разных социальных классов беседуют в барах и ресторанах. Это также можно увидеть в политической жизни. В прошлом экономические трудности способствовали восходящим либертарианским движениям, а не правым авторитарным. Аналогичным образом Испания – открытая страна, которая успешно интегрировала миллионы иммигрантов, не создавая ксенофобскую партию; это одно из самых толерантных обществ мира в отношении сексуальных меньшинств.

Однако вместо дальнейшего развития испанское правительство отреагировало на каталонское движение с неуклюжей агрессией. В результате Мадрид сумел проявить себя как репрессивный, так и неэффективный. Премьер-министр Мариано Рахой позволил каталонцам голосовать на референдуме, который не обладал базовыми демократическими требованиями и не был бы признан международным сообществом. Также он поступил в аналогичной ситуации и в 2014 году. Но на этот раз Рахой решил не закрывать глаза на движение за независимость.

Материал подготовила Оксана Волгина

03 октября 2017 в 12:50
Оставьте свой комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *