Японец Норихиса Вада: «Благодаря шаверме я выжил в России»

Японский студент поделился своими впечатлениями о Петербурге. Старинная архитектура и культура татуировки, «Чебурашка» и фильмы Балабанова, гололёд и суровые русские женщины на каблуках…


Японец Норихиса Вада принял решение изучать русский язык после знакомства со студентами из России в Бостоне. Вернувшись в Японию, Норихиса оказался единственным студентом в родном университете, изучавшим русский и принял решение поступить в петербургский международный вуз, где вместе с ним русский язык и культуру изучают студенты из Франции, Кореи, Англии, Тайваня и Китая.

«Еще до того, как первый раз приехать в Петербург туристом, я видел фотографии и видео города — и мне казалось, что это одно из самых красивых мест на земле, «город мечты», — рассказывает Норихиса — и я совершенно не разочаровался. Единственное, к чему я был не готов, — многие здесь не говорят по-английски. Даже не мог заказать блюдо в кафе, пока не начал говорить на русском. Это создавало много бытовых проблем первое время, но я научился их преодолевать».

Японца поразила популярность мультфильма «Маша и Медведь», по его словам «Маша довольно эгоистична и даже порой жестока к медведю». В то же время он очень рад возможности смотреть в оригинале «Чебурашку», который для японцев стал культовой фигурой, породившей множество успешных брендов в Японии.

После того, как Норихису из аэропорта втридорога прокатили «местные» таксисты, японец предпочитает пользоваться сетевыми приложениями.

Прибыв в Петербург, японец столкнулся с классической проблемой для иностранца не европейской внешности — трудностями с поиском жилья. Владельцы непременно хотели сдавать жильё «славянам» (в такие моменты становится как-то неловко за соотечественников, предпочитающих жить в каменном веке) и ему потребовалось некоторое время, чтобы отыскать англоговорящего арендодателя без предрассудков.

Гость из Японии особо отметил особую разницу в менталитетах двух стран. «В Японии всё работает как по часам, но вместе с тем у людей каждый день стресс из-за напряженного расписания. Здесь я научился расслабляться и выражать свои эмоции, — рассказывает Норихиса — в Осаке редко можно увидеть пару, целующуюся в метро, друзья не обнимают друг друга при встрече: не принято выражать эмоции в общественных местах, ведь нужно уважать личное пространство других людей. Если родители встречают меня в аэропорту после очередного семестра, то не кинутся обнимать, хотя я знаю, что они рады видеть и очень скучали. В России к этому относятся проще, люди более расслаблены, иногда даже незнакомцы в метро могут заговорить с тобой о каких-то совершенно отвлеченных вещах».

«Мои родители, когда узнали, что я уезжаю на год в Петербург учить русский, то подумали, что я сошел с ума, и стали отговаривать, доказывали, что это опасная и криминальная страна», — вспоминает студент. По его словам, в Японии общество черпает информацию из СМИ, муссирующих конфликт с принадлежностью Курильских островов, поэтому зачастую у японцев складывается скорее негативный образ России. Однако, в итоге родители поддержали решение сына.

Норихиса говорит, что во многом понять и полюбить Петербург ему помогли его русские друзья. «Я бы не смог выжить здесь и получить хорошие впечатления, если бы не мои русские друзья, — рассказывает он — к примеру, я даже не знал, как купить жетон в метро и что говорить этим серьезным женщинам в кассе. В Японии все покупают билеты только через автоматы, и сама система отличается: стоимость проезда зависит от расстояния, здесь же ты платишь один раз и можешь пересаживаться хоть пять раз».

Родители друзей часто приглашают японского студента в гости. Благодаря им Норихиса познакомился с домашним борщом и попробовал шашлыки.

Японец скучает по традиционной азиатской кухне. То, что россияне привыкли называть суши лишь отдалённо напоминает настоящую японскую кулинарию.

«Я не привык есть суши с сыром или множеством овощей, поэтому скучаю по традиционной японской еде», — говорит студент.

По его словам в России продают настолько сладкий, почти приторный шоколад, что иногда его просто невозможно есть.

«В Японии я жил недалеко от океана и иногда скучаю по этому ощущению огромной, необъятной стихии. Но, как говорят мои русские друзья, хорошо там, где нас нет», — говорит Норихиса.

Настоящей находкой для иностранца стала питерская шаверма, культовый стритфуд для петербуржцев.

«Один друг подшутил надо мной и сказал, что шаверма очень дешевая, потому что ее делают из мяса собак. Я не умею готовить, и именно благодаря шаверме я выжил в России. Это недорого и вкусно», — делится впечатлениями японец.

Иностранный гость отметил особую навязчивость русских официантов: «В Японии не принято давать чаевые, и я знал, что в России есть эта традиция. Мне казалось, она работает так: если тебе понравилось кафе и/или обслуживание, ты оставляешь вознаграждение официанту. Но однажды официант буквально выпрашивал у меня чаевые, доказывая, что их отсутствие свидетельствует не об уровне обслуживания, а о жадности или щедрости гостя. Это было очень странно», — вспоминает он.

Люди с татуировками в Японии по прежнему устойчиво ассоциируются с криминальным миром, принадлежностью к якудзе. Правительство крайне неодобрительно относится к тату-культуре и насаждает негативное отношение к данному виду искусства. «На входе в бани сэнто, горячие источники онсэн висят предупреждающие знаки, что людям с татуировками вход запрещен», вспоминает японец о порядках на родине. Первое время для Норихисы было довольно непривычно, что в Петербурге многие парни и девушки не скрывают свои татуировки под одеждой.

Особое впечатление на японца произвела старинная архитектура Петербурга. Он заметил, что в Японии относительно старинных построек муниципалитет зачастую проявляет сухой прагматизм, предпочитая сносить старое и строить новое, нежели тратить время и средства на реставрацию.

«Здесь же исторические постройки стараются оберегать, сохранить фасад, -отмечает студент — думаю, дождливая погода даже помогает туристам изучать архитектуру: не так много толкающихся людей на улицах, и ты невольно концентрируешься на особенностях зданий».

Норихиса откровенно недоумевает, зачем русские женщины в гололёд ходят на высоких каблуках и в коротких юбках.

О причинах своего решения приехать в Россию японец говорит следующее: «Я уверен, что язык лучше всего учить именно в той стране, где на нем говорят. Русский довольно сложен для японцев, как, впрочем, и английский: многие учат его годами в школе, но впоследствии всё равно не говорят ничего кроме «Hello, how are you?»».

Норихиса поделился впечатлением от просмотра культового фильма Алексея Балабанова «Брат». Он услышал о нём от своих друзей и узнав, что действие происходит в Петербурге, решил его посмотреть.

«Мне показалось, он затрагивает такое понятие, как «русская душа». Наверное, поэтому он не так прост для восприятия», — рассказывает японец.

Студент отмечает, что у японцев и русских немало общего: «К примеру, считается, что прототип русской матрешки привезли именно из Японии, им стала фигурка одного из богов удачи Фукурума».

В своих планах на будущее Норихиса не отрицает вероятность дальнейшего проживания и карьеры в России в качестве переводчика.

«В России жить сложнее, но мне нравится это чувство, когда каждый день, выходя на улицу, ты можешь столкнуться с чем-то новым и неожиданным», — говорит японский студент.

Материал подготовлен на основе интервью Норихисы Вады петербургской газете «Бумага».

15 января 2017 в 11:32
Один комментарий
  1. Фумико-Галина Ответить

    Приятно, что японец такого хорошего мнения о нас. Всегда согревают холодное северное сердце теплые слова иностранцев.
    Удачи, дорогой студент! И Любви!

Оставьте свой комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *